La ribellione della seconda generazione

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La ribellione della seconda generazione » Архив Вонголы » Как две капли воды


Как две капли воды

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

Пробная миссия для Дерэнта Киаро.

Спустя год после смерти сестры Дерэнт оставляет военную службу и возвращается на Сицилию в родной дом. Узнав о случившемся, он хочет узнать, как подобное могло произойти, и найти виновников.

Участники: Дэймон Спейд, Дерэнт Киаро.

+1

2

Кто придумал, что время лечит? Кто вообще выдумал, что можно забыться во сне, в работе, в выпивке, и не думать о том, зачем это все - работа, выпивка... жизнь?
Зачем, если ее больше нет, но все, что бы ни делал Спейд отчего-то все равно посвящено ей, и кулон с ее фотографией все еще бережно хранится, и он - единственная икона, единственный святой лик, которому может молиться Дэймон.
Прошел год, трудный, долгий, насыщенный. Спейд давно уже не ругается с Джотто, обвиняя его в случившемся. Он уже почти не мучается кошмарами, переживая тот день раз за разом. И уже давно не ходит на ее могилу.
Потому что у него... у них были свои места, и Дэймон всегда находит время, чтобы побыть в одиночестве и вспомнить то время, когда он был не один.
Сквер около церкви, где они гуляли по воскресным дням, дальняя беседка в старом парке, где Спейд впервые признался Елене в своих чувствах, заброшенная лесорубка на окраине города, которую Дэймон иллюзиями превратил для своей принцессы в волшебный дворец.
И запруда у реки, рядом с ее домом.
Иногда ему казалось, что если он будет вот так сидеть здесь, как и в те дни, ожидая ее прихода, то все вернется и будет как и прежде. Как и раньше, она спустится вниз к реке по узкой заросшей травой тропинке, торопясь и перепрыгивая через камни и ямы, на бегу окликнет его, и он обернется, чтобы перехватить ее, легкую, летящую, смеющуюся...

Спейд закрыл медальон с ее фотографией и поднялся, глядя на воду. Иногда он боялся, что однажды не сможет удержать себя в руках и обернувшись увидит ее... Созданную им иллюзию, рассеять которую у него уже не хватит решимости.

+3

3

Под ногой хрустнула ветка. Неожиданно громкий звук, хотя в это время года в лесу не слишком-то тихо. Однако тут все сейчас словно замерло, даже птицы щебетали как-то.. будто приглушенно. Мир утратил часть своих красок с Ее уходом, часть привычной яркости и звонкости. А громкий сухой хруст прозвучал, словно выстрел, холодом по коже вызывая воспоминания о войне.
Рэн мотнул головой. Не о том думает.
Он пришел сюда, в одно из Ее любимых мест надеясь вызвать ощущение ее присутствия и в то же время понимая, что так, как прежде уже никогда не станет.
Сестра ушла, а он все еще не в состоянии отпустить ее призрак, он все еще гоняется за ее присутствием, словно надеясь, что в одном из ее любимых мест он снова ее обретет.
Глупо. Тем более глупо, что он, прошедший войну и лишения, ведет себя, словно ребенок, преследуя миражи. Глупо и эгоистично, но это было так: едва вернувшись и сбросив сумки, едва обняв родителей и поздоровавшись с прислугой, Дерэнт развернулся и ушел, ничего не объясняя.
Возможно, потому что находиться в опустевшем доме было выше его сил.

А сейчас он, сбежавший из одного места, переполненного воспоминаниями, спускался к другому.  Герцог медленно передвигал ноги, словно налившиеся десятилетней усталостью, с каждым шагом, кажется, все более замедляясь.
Здесь они играли детьми, здесь у них было тайное место, здесь...
...никого не должно быть.

Однако на берегу кто-то стоял. Искрящиеся солнечные блики по воде слепили глаза, и на миг сердце Дерэнта дрогнуло, пропуская удар, а затем глупая, невозможная надежда заставила его биться чаще.
Он замер, словно налетая на стену, щурясь, силясь рассмотреть того, кто осмелился прийти сюда, в это место, в котором, кроме Елены, никого не должно было быть.

+3

4

Кто-то спускался к реке за его спиной. Спейд почувствовал это прежде, чем услышал, но медлил обернуться. Скорее всего это был кто-то из прислуги дома, но потешить себя даже не иллюзией, а скорее тенью фантазии - маленькая слабость, которую он позволил себе. И большая глупость, потому что чем дальше, тем больше эти фантазии затягивали и подталкивали к ошибочному шагу, и желание увидеть Елену вновь уже готово было взять верх над иллюзионистом.
Дэймон помотал головой, отгоняя прочь ненужные мысли, и развернулся. В любом случае его одиночество было нарушено, и оставаться здесь дальше не было ни времени, ни смысла.

Нет, похоже, все же слишком поздно он стал беспокоиться за собственный рассудок. Надо же, он и сам не заметил, как переступил через тонкую грань, отделявшую его от безумия. Он - всегда считавший себя самым трезвомыслящим из всех...

Но оказалось, что рассудок - такая малость по сравнению с возможностью снова посмотреть в эти глаза.
Молодой человек, замерший в нескольких метрах от него перед спуском к реке, тоже молчал и напряженно разглядывал Спейда. Не удивительно - любой бы занервничал, если бы на него стали смотреть столь бесцеремонно, и столь ошеломленно, словно бы видели перед собой призрака.
Спейд рассмеялся негромко, опустил голову, потер глаза.
- Простите, я, вероятно, смутил вас. Солнце сегодня слишком слепит глаза.
Нужно было просто взять себя в руки. Отправиться в замок за городом, переговорить с Риккардо, найти контрабандистов, которые доставят груз на континент, уговорить Примо доверить ему утилизацию списанного товара... У него куча дел, и бесплодные попытки увидеть в любом белобрысом прохожем ее лик совершенно не входят в число первостепенных.
Но отчего-то морок не проходит. Спейд смотрит на молодого человека перед собой и видит ее лицо: ее глаза, ее волосы, ее губы...

+3

5

- Дэймон.
Негромкий почти-шепот мог бы слиться с шорохом листвы. И уже громче:
- Ты - Дэймон Спейд, верно? - и в несколько быстрых шагов оказаться рядом, мгновенно позабыв все обещания, данные самому себе, все мысленные доводы. Он столько времени думал об этой встрече, готовился, мысленно подбирая слова и даже улыбку.. А сейчас все рухнуло в одночасье, стоило призрачному миражу счастливой сестры рассеяться, оставив после себя того, кто так беспечно улыбался со спрятанной во внутренний карман фотокарточки.
Дерэн узнал его - избранника Елены, того, о ком столько написала его сестра-близнец.

Странно, но теперь осталась только боль и обида - здесь не она. Глупое, детское чувство, словно мечта только что чуть не осуществилась, но оказалось нет, поспешил, принял невысокий силуэт в слепящих бликах за то, что жаждал увидеть больше всего на свете.
Окажись на месте изящного юноши кто-то незнакомый, Дерэнт молча принял бы извинения и ушел, но Он!.. Дэймон Спейд, тот, кто все это время, почти все эти годы был рядом с Еленой и не сберег ее!.. Тот, кто, возможно, и втравил ее в эти авантюры, кому она отдала свой последний вздох!..
Да, рассудок понимал бы всю нелогичность и глупость подобных аргументов, рассудок помнил что это именно Елена втравила любимого в авантюры, но рассудок сейчас уступил место эмоциям, захлестнувшим с головой, столько времени подавляемым, но не сейчас.
Рэн вцепился в отвороты дорогого пиджака, злясь от ощущения, будто ему позволили это сделать, злясь от того странного чувства, будто он уже целую жизнь знаком с этим парнем, не свою жизнь, но это не важно.
В голове осталась одна мысль - не уберег! - и Дерэнт рванул Спейда на себя, заглядывая в синие глаза почти с отчаянием.
- Почему ты не сберег ее?

+3

6

На смену растерянности пришло понимание, и следом - облегчение: он не безумен, нет. Он знает этого человека. И знает, почему этот человек как две капли воды похож на Елену. И это не иллюзия, это реальность, хотя возможность сойти с ума в какой-то миг показалась Дэймону весьма и весьма привлекательной.
Реальность была куда злее и агрессивнее. Минута растерянности - и реальность уже схватила Дэймона за грудки. Возможность ускользнуть по-быстрому была упущена.
Черт бы подрал этого... как его там?
Разговаривать с братом Елены сейчас Дэймон не имел никакого желания. Он не был готов. Он не мог ему ответить. Он не переносил, когда к нему подходили так близко, и тем более, когда его так возмутительно хватали. К тому же он все еще был ошеломлен его появлением, и никак не мог собраться с мыслями.
Спейд вскинул руку, перехватывая чужое запястье, и насколько можно отводя его от себя. Какое-то время  он молчал, разглядывая такое знакомое и такое чужое лицо. Чтобы хоть как-то привести в порядок бардак, царящий сейчас в голове, он попытался вспомнить имя.
Она всегда называла его "Рэн". Рэн был офицером, Рэн совершал кучу подвигов на благо родины, Рэн воевал на континенте. Елена скучала по нему, радовалась его письмам и его победам, но Рэн был далеко, и не представлял для  Спейда ни опасности, ни интереса.
Да, он знал, что Елена и Рэн - близнецы, но тогда это не имело никакого значения. А теперь ему вдруг сложно стало смотреть в глаза этого, казалось бы почти незнакомого человека.
"Дерэнт" - наконец всплыло в голове. Кажется, так его звали.
- Рад знакомству, Дерэнт. Я угадал? - чуть усмехнулся Спейд. Какая уж тут радость? Едва увидев, он уже успел почти возненавидеть этого Дерэнта. За то, что тот снова заставил Спейда вспомнить все, что он хотел бы забыть. За то что позволил себе махать руками перед его носом. За то, что тот был так похож на Елену, и так же разительно отличался. И уж точно иллюзионист не собирался перед ним оправдываться. - Может быть, вы сначала вспомните о манерах и отпустите меня?

+3

7

Какие тут манеры?! Рэн и хотел бы вспомнить о них, но он и не забывал. Просто важность этикета внезапно ушла на второй план, как и вежливость и прочая мишура.
Сейчас он держал в руках человека, которому Елена готова была посвятить свою жизнь и который не уберег ее от опасности и от смерти. Это казалось единственно важным.
Дэймон Спейд.

"Он добрый. Он очень нежен ко мне. Он веселый и с ним так легко! Он обладает удивительными способностями и я очень жду, когда ты, наконец, с ним познакомишься. Я уверена, вы друг другу понравитесь!"

Она словно сказала это вслух, хотя в голове просто-напросто всплыла строчка из ее письма. Елена умерла, а Дэймон был жив, он был рядом и, судя по тому, что он находился здесь, в Ее любимом  месте, он скучал. До сих пор, хотя прошел уже год.
Рэн поймал себя на том, что пристально всматривается в глаза молодого человека, словно пытаясь найти там ответ.. но видит лишь такую же пустоту, усталость, боль и растерянность.

- Вы правы. - Слова выталкивались из горла сухим, колючим комком. Побелевшие пальцы разжались нехотя, выпуская дорогую ткань.  - Простите меня. Сам не знаю, что на меня нашло.
Это ее любимое место, столько воспоминаний.
- Да, мое имя Дерэнт.
И я хочу столкнуть тебя в реку.
Рэн отступил на шаг, склоняя голову.
- Позвольте в качестве извинения пригласить вас на обед. - Отросшая челка упала на глаза, но это было кстати. Раздирающие противоречивые эмоции словно плескались во взгляде и сложно было смотреть в глаза стоящего напротив юноши. - Прошу вас, не отказывайте. Родители будут рады вас видеть.

Да, сейчас он вспомнил и письма от матери, преисполненные восторгом по жениху Елены, и скупые, но веские, строчки от отца, завершающие текст. Да, родители будут рады. Им найдется, о чем поговорить.

+3

8

Дерэнт отступил на шаг, и словно бы снова стало легче дышать. И легче думать. А может, дело было в том, что, опустив голову, молодой человек избавил Спейда от необходимости смотреть в глаза и снова сделался посторонним почти незнакомым человеком. Так было правильнее. Логичнее. Кто он Дэймону? Неужели он смог смутить Дэймона одной только своей похожестью на нее? Нет, конечно, это абсурд. Не стоит даже того, чтобы использовать против него свои способности, не говоря уже о том, чтобы пугаться и терять голову.
Хранитель Тумана оправил воротник пиджака, потом педантично одернул манжеты. Улыбнулся чуть снисходительно, чуть покровительственно.
- Я вас прощаю. Должно быть, вы только приехали и устали с дороги. Я понимаю.
Отчего-то Спейд был уверен, что брат Елены только вернулся, и дело было даже не в дорожной одежде, дело было в том, что за все это время, за целый прошедший год это была первая их встреча. Тогда, год назад, убитый горем и не способный воспринимать мир вокруг себя, он не замечал отсутствия того, про чьи письма Елена ему рассказывала и кого любила нежной сестринской любовью. Тогда это не удивило. Тогда Дэймону хотелось, чтобы вокруг вообще никого не было.
Впрочем, теперь Дэймону хотелось того же. Этого ее брата не было год с тех пор, как ее не стало! И не было до того, а ведь она, кажется, скучала по нему! Так зачем он появился сейчас?!
Дэймон смотрел куда-то на одну из пуговиц дорожного костюма собеседника и с трудом удерживал улыбку. Неловкая пауза грозила затянуться. Впрочем, Спейд был уверен, что им не о чем разговаривать.
- И также прошу простить меня. – Иллюзионист шагнул вперед по тропинке, ведущей наверх, прочь от реки. Поравнялся с Дерэнтом, обошел его, и, не оборачиваясь, продолжил. – Мне очень жаль, но сегодня я занят и не смогу принять ваше любезное приглашение.
Это отступление сейчас было необходимо. Возможно, уже завтра Дэймон сочтет это малодушием и позорным бегством, возможно, уже завтра ничто не будет мешать ему с усмешкой смотреть в эти глаза и отвечать на любые вопросы, не теряя лица.
А возможно, Дэймон сделает все возможное, чтобы они больше никогда не пересеклись.
Но сейчас в голове все еще царил сумбур, и это было чертовски некстати.

+1

9

***

С самого утра зарядил дождь, из той породы плохой погоды, что придавливает к земле серостью и унынием, навевая на сердце тоску. Тяжелое, темное небо было совершенно осенним, на улице стоял пасмурный полумрак и прохлада.
Выходной день, но никто не спешил гулять, все предпочитали отсидеться дома у теплых каминов, лишь изредка бросая взгляд за окно и радуясь, что нет необходимости выходить за порог.

Дерэнта дождь не смущал. На войне зачастую приходилось спать на голой земле под таким вот дождем, а потому сейчас он не казался даже досадной неприятностью. Наоборот, на войне в такие дни редко объявляли атаку, и подобная погода обозначала еще один день передышки. Но не сегодня.

Не успев распаковать вещи, Рэн взялся за расследование.
Конечно, прошел уже год, год собственного малодушия и молчания родителей, и этот год он сам себе никогда бы не простил, если бы не попытался разобраться в том, что произошло.
В письме ему рассказали, что сестра погибла от несчастного случая: на дом, где она находилась, напали бандиты, вероятно, грабители или конкуренты. Все произошло быстро. Конечно, Спейд был рядом, можно было бы найти его и расспросить, но, после той встречи у реки Рэну казалось, что бывший возлюбленный сестры не собирается иметь с ним ничего общего. Что ж, это понятно, прошел год, наверняка Дэймон уже позабыл Елену и ее родственники его точно не интересуют. К таким выводам Рэна привело то холодное равнодушие, прикрытое улыбкой, которое юноша продемонстрировал ему, отказываясь от обеда. Что ж. Не брату погибшей его судить, увещевал себя Киаро, хотя в душе и поднимался злой, холодный протест.

Впрочем, сейчас это было не важно - Спэйд отпал из списка возможных источников информации, как и Джотто, которого Рэн подсознательно винил во всем произошедшем. Каждый раз, когда он думал о "Вонголе", он начинал злиться, ведь сестра искренне любила эту затею, а в итоге никто не смог уберечь ее, отплатив за ту любовь, доставшуюся Вонголе совершенно незаслуженно.

Итак, ни Спейд, ни Джотто не могут помочь, а первого вообще стоит поскорее выбросить из головы. Что остается? Съездить на место покушения, осмотреться, потом поискать других свидетелей. Там же были еще люди?! Кто-то еще должен был видеть, что произошло! Кто-то должен был быть ответственным за это, и кто-то должен был заплатить.
И даже если их уже нашла полиция, Рэн хотел бы навестить их за решеткой и посмотреть в глаза.
А если они умерли - сходить на их могилы и убедиться, что в гробах действительно тела виноватых. Что всех, кто посягнул на его Свет настигла заслуженная кара.

Рэн стоял посреди улицы, подняв голову и зажмурившись, гася в себе ярость и не замечая, как на лбу у него, невидимое простым людям, мерцает, затухая, яркая фиолетовая искра.

    Поиски привели его сначала к одному подозрительному месту, затем к другому. Везде были на вид приличные здания, но с черным ходом, за которым оказывался игорный дом, попахивающий редкостным притоном. Все это было весьма подозрительно, и Рэн в который раз задался вопросом, чем же занимается Вонгола кроме того, что хранит и оберегает простых людей, иногда исполняя обязанности полиции.
После третьего притона Дерэнт заметил за собой слежку. Несколько типов в темных плащах неотвязно маячили за спиной, следуя за военным подобно теням и торопливо отворачиваясь, когда он вдруг останавливался якобы порассматривать витрину.
Дураком Киаро не был и прекрасно знал, чем это закончится. Он знал также, что вполне может за себя постоять, и что трое типов в неудобной одежде ему точно не помеха. И в темную подворотню он сворачивал осознанно, уже прикидывая, что двоих он вырубит, а третьего оставит для допроса, и у него-то и разузнает все, и про притоны и про покушения.
Концентрированная, годичной выдержки злость грозила выплеснуться в любой момент.

Но вот чего он не знал, так это того, что в подворотне его ждали еще несколько человек, и что все происходящее было отлично спланированной облавой на него самого.

"Ничего" - подумал Рэн, быстро пересчитывая противников. Восемь человек. - "Ничего, и не из такой передряги выпутывались"

- Господа, - мягко начал он, когда встретившие его четверо подошли совсем близко, а выход перекрыли те самые трое. Вдали маячил еще один, возможно, их лидер. - Я вижу, у вас ко мне какие-то вопросы. Предупреждаю сразу, что грабить меня нет смысла - я не ношу с собой кошелек и ценные вещи.
"Если не считать ценностями фехтовальные клинки, чьи рукояти инкрустированы серебром, разумеется"

Однако "господа" не стали размениваться на беседы: двое попытались сходу подхватить парня под руки, а еще один взмахнул неизвестно откуда вытащенным черным мешком, видимо, намереваясь накинуть его блондину на голову. Однако сдаваться так просто Дерэнт не собирался.

...Драка выходила совсем не красивая. Дождь все так же лил, в подворотне отвратительно размыло грязь, по которой скользили ноги, мокрая одежда липла и мешала нормально бить, впрочем, нападавшие страдали гораздо больше в своих плащах, в то время как короткая куртка военного кроя Киаро ему совершенно не мешала. Возможно, благодаря этим преимуществам ему удалось продержаться достаточно долго в рукопашной схватке - клинки были с ним, но убивать никого он не хотел. Достаточно необоснованных смертей.

Терпения у нападавших было не занимать, они методично зажимали Рэна в угол, вероятно, получив приказ брать его живым. Не не невредимым. Это вселяло определенного рода оптимизм.
То, что он снова ошибся, Рэн понял, когда один из "плащей" вытащил нож. Может, он хотел просто испугать, может - отвлечь. Впрочем последнее удалось. Или сказалась усталость: нога Дерэнта поскользнулась, он взмахнул руками, пропуская удар под дых, и следующий, потом в спину больно впечаталась стена, вышибая воздух из легких и финальным аккордом Киаро умудрился приложиться затылком о выступающий камень так, что искры из глаз посыпались.
Удача отвернулась от него.
На голову тут же опустилась темная ткань, руки скрутили.

- Отлично. Босс будет доволен.
- Заткнись, мы провозились слишком долго! Ты знаешь, босс Мискози ненавидит ждать!
Слова доходили, будто сквозь туман, в ушах шумело. Может, и хорошо, подумал Рэн, может, этот Мискози ответит на мои вопросы.
Дальше его поволокли куда-то. Силы еще оставались, но, пожалуй, их стоило бы поберечь.

Отредактировано Derent (2015-01-15 13:27:22)

+1

10

Всю ночь ему снилась Елена. Живая, улыбающаяся, веселая, она что-то говорила ему, и Дэймон слушал и соглашался, и их разговор казался ему очень важными, и было очень жаль оттого, что на утро он не вспомнил ни слова.
Сон не был тяжелым, он был светлым и теплым, таким, какие уже давно ему не снились. Но вместе с этим он разбередил воспоминания и поселил в сердце ненужную сейчас, неуместную грусть. Если бы Спейд был чуть более суеверным и впечатлительным, он бы решил, что Елена и вправду приходила к нему о сне, и что она что-то хотела ему сказать. Но в призраков и загробную жизнь он не верил. Он понимал, в чем было дело, хотя признавать это было неприятно. Он знал что, а вернее – кто снова разбудил в нем печаль по ушедшему навсегда.

В конечном итоге, Дэймон опоздал на встречу, едва не засветил перед Алауди важные документы для Риккардо, благополучно прослушал все то, что Джотто говорил на собрании, и под конец поймал на себе его сочувственный взгляд. И все потому что ночью ему снилась Елена, а днем он видел перед собой яростный взгляд синих глаз.

Совсем иначе он представлял себе безумие, но уже к вечеру того дня он понял, что с этим надо что-то делать. Рассеянность и блуждание в облаках не шли на пользу делу. Но вот незадача… Вчера он думал о том, что Дерэнту Киаро лучше бы вновь исчезнуть с Сицилли, чтобы – не дай бог – снова случайно не пересечься. А теперь ловил себя на мысли, что опять хочет увидеть эти глаза. Ее глаза.
Говорят, если послушать навязчиво крутящуюся в голове мелодию, можно, наконец, перестать напевать ее про себя. Возможно, новая встреча с Дерэнтом поможет ему прийти в себя. В конце концов, у Дэймона будет возможность еще раз убедиться, что близнецы не так уж сильно похожи, и что им действительно не о чем говорить. Впрочем, последнее утверждение было верным. Дэймон не собирался обсуждать с Рэном Елену, а других общих тем у них быть не могло.
В итоге хранитель Тумана нашел для себя компромисс.

Месторасположение дома Дерэнта было Спейду прекрасно известно, и на удачу караулить тоже пришлось недолго. Погода начала портиться еще со вчерашнего вечера, но тому словно бы было на это наплевать. Дэймон следовал за своей жертвой, спрятавшись в иллюзии, как в плащ. Полквартала он прошел за ним в облике мальчишки, разносившего почту и газеты, потом обогнал и вышел навстречу толстухой-булочницей, улыбнувшись красавцу-военному, потом попробовал пристать попрошайкой, но Дерэнт кинул ему целую лиру и пришлось отстать, чтобы не вызвать лишних подозрений.
Спейд  чувствовал себя преследователем, маньяком, психом, но остановиться не мог. Каждый раз, когда Рэн исчезал из поля зрения, Дэймону казалось, что он что-то упустил.
Сказать самому себе «хватит» оказалось очень сложно, и отчего-то у Дэймона ёкало сердце каждый раз, когда в толпе вдруг мелькала копна золотистых волос.
Дэймон так увлекся, что не сразу сообразил, что происходит и отчего молодой человек, едва вернувшийся к близким в родной дом, не проводит время с семьей, а шляется по улицам, заходит в кабаки и бары и словно бы ищет что-то, что-то пытается выяснить.
И весьма занятным в итоге оказалось то, что Дерэнт искал информацию о Вонголе.
Теперь Дэймон мог продолжать слежку с чистой совестью, оправдывая себя тем, что наблюдение за подозрительными личностями в подобных ситуациях входит в его прямые обязанности.

Когда Алауди вошел в кабинет Джотто, Спейд уже восседал на краю стола Примо.
- Мне сообщили, что в городе некто интересуется Семьей. Думаю, выяснить кто это не составит труда.
Дэймон рассмеялся и ответил вместо Джотто.
- Твои ищейки, Алауди, оказались не борзыми, а диванными шпицами . Эта информация уже устарела.
- Так это твоих рук дело? - чуть повысил голос хранитель Облака, и, похоже, уже собрался высказать давнему сопернику все, что он думает о подобных подставах и играх, но его перебил Первый.
- Прошу вас, не начинайте снова, - он помассировал виски и устало вздохнул, - да, Алауди, Дэймон мне рассказал об этом человеке, как там его зовут... Дезмонт? Он не похож на фанатика, и Дэймон пообещал встретиться с ним и переговорить.
- Завтра же, Джотто. - Снова пообещал Спейд, и повернулся к полицейскому. - Выйдем, и я расскажу тебе подробности.
Алауди едва заметно скривился, но кивнул.

Подробности ненамного отличались от истины. А подробности, рассказанные Алауди, ненамного отличались от подробностей, рассказанных Джотто. И в пределах погрешностей, создаваемых уличными источниками информации, соответствовали тому, что Алауди мог узнать самостоятельно. Но Спейд изложил все так, чтобы ни у Джотто, ни у Алаули не возникло интереса.
Откуда взялась эта жадность, он с трудом смог бы объяснить. Но он собирался продолжить наблюдать за Дерэнтом единолично.

А на следующий день выяснилось, что Дерэнтом заинтересовалась не только Вонгола, и, пожалуй, это было не удивительным. Молодой человек в форме военного, разгуливающий по кабакам и притонам и пытающийся что-то разнюхать...  Агенты и подручные у Вонголы в целом и у Спейда в частности имелись по всему городу. Выяснилось, что кое-кто из мелких мафиозных семей просто-напросто занервничал, опасаясь лишнего внимания со стороны полиции и правительства. Но всплыла рыба и покрупнее:
семья Мискози, кажется, весьма недовольная тем, что Вонголе удалось заполучить столько влияния в городе.
Дэймон считал, что давно уже следовало надавить на них и заставить вернуться в грязь, из которой они выползли. Примо был с ним не согласен, ограничиваясь дипломатичными методами и тем самым, кажется, только ухудшая ситуацию. Пришлось проявить инициативу и в тайне от Джотто заслать к Мискози своих людей. Высоко по карьерной лестнице те еще не успели продвинуться, однако сегодня это все равно сыграло Спейду на руку. Потому что уже к полудню выяснилось, что  именно Мискози следят за Дэрентом с не меньшим интересом, чем он сам. О планах осведомители Спейда, к сожалению, ничего не смогли ему сообщить, поэтому перепоручив слежку за Киаро одному из своих подчиненных, Спейд отправился разбираться самостоятельно.

Однако того, что Мискози решат действовать настолько быстро, он не ожидал. Уже будучи в их логове под видом одного из простых солдат, Спейд получил сообщение о нападении на Дерэнта. Восемь против одного, сообщил медиум. Дерэнт Киаро пытается сопротивляться, однако шансы, что он победит, невелики.
Спейд занервничал. Можно было отдать приказ, собрать еще людей и вытащить Киаро из переделки.. И однозначно привлечь к этому парню еще больше внимания и со стороны Мискози, и со стороны Вонголы.
Второй вариант Дэймона был куда более рискованным. Он предполагал остаться здесь и вытащить Дерэнта без лишнего шума. Конечно, если его раскроют, шума будет не миновать. И если шансы скрыться у него еще будут, то шансов избежать конфликта между Вонголой и Мискози - никаких. Но все-таки он предпочел рискнуть. Причем, рискнуть по-крупному...
"У меня срочное сообщение для босса, капитан Мотти." Через десять минут Мотти, утащивший подопечного на задний двор дома, чтобы не делиться информацией с остальными, уже лежит без сознания. Спейд утаскивает капитана в конюшни, впихивает в руку бутыль портвейна, и уже лже-Мотти торопится через общий зал к боссу семьи Мискози, чтобы сообщить нечто важное.
"Это касается Вонголы" - сообщает он консильери и боссу. - "Вонголы и больших денег". И Мискози отсылает Советника прочь.
Остальное - дело техники. Спейд достает колоду карт, и спустя секунду босс враждебной семьи уже заточен в иллюзорном мире. То, что он увидит и услышит не будет иметь никакого отношения к реальности. Еще секунда - и Спейд уже примеривает на себя иллюзорную личину главы этой жалкой семьи.
Люди Мискози оказываются не очень-то расторопны. Сообщение о том, что "тот человек" в доме, он получается только через два часа. Видно, с Киаро им прошлось повозиться... За это время Спейд успевает просмотреть документы на столе, несколько раз наорать на подчиненных, заглядывающих в кабинет, и еще один раз отослать Советника.
Когда, наконец, перед ним на лакированный пол бросают человека, он уже начинает нервничать.
- Снимите это. - Кивает он на мешок на голове у Киаро, и подчиненные торопливо тянутся к черной тряпке. Лицо у Дерэнта разбито, подсохшая кровь и грязь смешались на коже и волосах, но глаза все такие же яркие. Двое за его спиной заставляют его встать на колени, тот морщится, дергает связанными за спиной руками, но взгляда с лже-босса Мискози не сводит. Лже-Мискози тоже морщится и недовольно хмурится. Спейду очень не нравится то, что эти люди сделали с таким красивым лицом. Ее лицом.

+1

11

Пауза затянулась.
Вывернутые суставы ныли, но сейчас Дерэнта это заботило меньше всего. На протяжении пути он думал, что, кажется, сейчас как никогда приблизился к разгадке тайны гибели Елены.
Он старался думать об этом по дороге, чтобы отвлечься, представлял ее смеющееся лицо, ее разлетающиеся кудри и любимые ленты.
Получалось плохо.
Слишком много времени прошло, и призрак желал остаться там, в прошлом.
Дерэнт всегда старался быть честным с собой в своих мыслях и желаниях. И сейчас, наверное, где-то даже был благодарен людям Мискози за то, что они быстро и почти профессионально вправили ему сознание несколькими весомыми ударами.
Он делает это не ради Елены и ее памяти. Частично - возможно, но это лишь одна сторона его желаний.
Просто вернувшись в родной город, погрузившись в сонную тишину поместья, Рэн вдруг понял, что ему не место тут. Что, пройдя все ужасы и испытания войны, ему уже никогда не стать провинциальным феодалом, руководящим пахотными сезонами и разбирающим споры крестьян.
Это все было не его.
Он не умел спать до обеда, потом просыпаться, неторопливо завтракая и почитывая утреннюю газету, затем совершать ленивый моцион по улицам города. Не мог.
Тренированное тело требовало действия, движения, глаза открывались еще затемно, в горло не лез кусок.

Все это Рэн затеял просто потому, что не хотел свихнуться в окружении роскошных гардин и материнской ласки.
Родителей можно было понять: сын покинул поместье еще ребенком и все, что они не додали ему, подсознательно стремились дать сейчас, забывая, что из юного принца вырос солдат и машина для убийства. И Киаро вдруг осознал, что Елена была лишь предлогом. Что давно пора перестать прикрываться светлым именем сестры и осознать, что все, что он сейчас делает - это потому, что ему нужно что-то делать, и хорошо бы, если его деятельность будет направлена в благое русло.
Он не умел сидеть сложа руки. Разучился.

И сейчас, глядя в водянистые глаза босса, он думал, куда его завела эта самая деятельность. Что сейчас случится? Возможно, это последний день, когда он видит солнечный свет и уже завтра его тело с камнем на ногах будет покоиться где-нибудь на дне залива. А может, все будет наоборот.

Его клинки отобрали - люди Мискози не поленились обыскать Киаро, и теперь один из подчиненных протягивал боссу два лезвия, предварительно завернув оба в тонкую ткань. Вот если бы до них добраться.. шансы могли бы измениться. Рэн напрягся, но сзади его тут же рванули за руки: солдат и сам не заметил, что начал подниматься с колен.

Чтобы отвлечь внимание, Киаро решил заговорить. Возможно, будет неплохо, если босс начнет недооценивать его. Неплохо будет выиграть время и понять, что же за люди его схватили.

- По какому праву вы на меня напали? - возмущенно начал Рэн,  - Вы хоть знаете, кто я?.. - в этот миг один из тех, кто его держал, коротко, без замаха, ударил Киаро под дых.

+1

12

Злость была сейчас абсолютно неуместной, но инициатива подчиненного вызвала внутри казалось бы совсем необоснованный протест. Спейд смерил бойца взглядом и через силу одобрительно кивнул. Он достаточно хорошо знал повадки Мискози и сейчас должен был следовать им, а не собственным соображениям. Одно из правил хорошей иллюзии –иллюзионист, не доверяя ей, позволяет ей себя вести. Но солдата, который держал Дерэнта, он запомнил.
Клинки были отличные. Спейд, даже не будучи фехтовальщиком, мог оценить их красоту, качество и, как следствие, стоимость. Какое-то время он разглядывал оружие, правда, не сколько чтобы полюбоваться, столько чтобы дать себе немного времени. Люди Мискози здесь были совершенно лишними. Точнее, лишними здесь были они, Спейд и Киаро, но вывод был один – нужно было исчезнуть отсюда как можно быстрее, а еще желательно так, чтобы ни у кого не возникло вопросов и желания спрашивать с Вонголы.
- Неплохо. – Дэймон покачал клинки в руках, словно в подтверждение своей высокой оценки, но откладывать в сторону не стал. - Но это не совсем то, что я предполагал. Кто ты такой нам прекрасно известно. Как и то, что ты – шестерка Вонголы.
Последнюю фразу Дэймон выплюнул с особым презрением и «его» люди довольно закивали. Спейд прошелся по кабинету и замер так, чтобы встать к советнику вполоборота: слишком уж внимательно тот на него смотрел. Или может просто жадно?..
- Мне сказали, что недавно ты прибыл с континента, где воевал. По приказу Джотто, разумеется. Да, нам все известно! Как известно и то, что у Вонголы в собственности появились новые земли. Бумаги у тебя? Мы могли бы заключить с тобой сделку…
Киаро, все еще хватающий воздух после удара, замер, снова вскинув взгляд на главу семьи Мискози. И в этом взгляде было только недоумение и непонимание.
Спейд усмехнулся как можно более противно. А потом махнул рукой на остальных присутствующих.
- Пошли все вон. Все, я сказал. А ты, - он указал на бойца, бившего Киаро, - Ты останься.
Солдат, которому выпала честь присутствовать при личном разговоре агента Вонголы с боссом, подобрался и крепче перехватил пленника, сконцентрировав на нем свое внимание. Видимо, выслуживался перед боссом.
Это и было его ошибкой.
Спейд дождался, пока за остальными затворится дверь, закрыл ее на замок и выхватил клинок из ножен. Укол, глухой хрип – и вот уже безвольное тело солдата осело на пол, едва не накрыв собой дернувшегося в сторону Киаро.
Если бы в кабинете босса Мискози лежал ковер, его бы несомненно пришлось менять.
Дэймон вытер лезвие меча и брезгливо обошел алую лужу на паркете, на ходу возвращая себе свой облик.
- Поскольку мы уже знакомы, давайте обойдемся без излишних любезностей. К тому же, если вы не будете дергаться, я смогу перерезать веревку на ваших руках.

+1

13

Только напряженная готовность ко всему, закрепленная силой воли позволила Рэну не дернуться и не заорать, а то, что он удержался от банальных вопросов было всего лишь следствием потери дара речи.
Он молча повернулся к Дэймону спиной, подставляя связанные руки. Если тот и впрямь демон, как вовсю орало подсознание, то клинки, чтобы вонзить между лопаток и такие долгие прелюдии, чтобы убить Киаро, ему точно не понадобились бы.
Короткое движение, и руки, наконец, свободны. Рэн быстро поднялся с коленей, оборачиваясь, во все глаза рассматривая неизвестно откуда взявшегося здесь жениха Елены.

На миг подумалось - может, после удара он потерял сознание и оттого пропустил какую-то часть времени, когда Спейд ворвался сюда, убил его охранника и что-то сделал с боссом Мискози? Однако быстрый взгляд на стенные часы убедил его - нет, не прошло и трех минут с того момента, как босс, премерзкий, между прочим, тип, зашел ему за спину, щелкая дверным замком. С часов Рен не сводил взгляда с той секунды, как они зашли в помещение, и вот теперь они с каждым движением секундной стрелки подтверждали его сумасшествие. Не прошло и трех минут.
А теперь, напротив стоял гибкий юноша с длинными волосами и протягивал Рэну его клинки. Так легко и непринужденно, словно не боялся, что сталь немеденно окажется в его же сердце.
Киаро медленно протянул руку, забирая оружие и, с трудом разлепив губы, вытолкнул из горла:
- Кто ты?

+1

14

Этого взгляда стоило ожидать, но замешенный с удивлением и едва уловимый страх в синих глазах неприятно кольнул в сердце. Дэймон, расставшись с клинками и собираясь отойти к столу, чтобы забрать кое-какие из документов Мискози, замер.
- Считайте пока, что я - ваш ангел-хранитель, - он неприятно усмехнулся. - Или, что вы перебрали вчера, и это сон.
Значит, Елена рассказывала брату далеко не все. Значит, Спейд сможет представить Дерэнту происходящее так, как захочет... Проблема была в том, что Киаро, по мнению Дэймона, было бы лучше вообще ничего не знать. Но еще большая проблема была в том, что Киаро и не узнал бы ничего, не рвани Дэймон за ним в одиночку. Не реши он, что жизнь ее брата приоритетнее собственных тайн и тайн Вонголы.
В противном случае, успокаивал себя Спейд, шаря по столу Мискози и пихая под камзол нужные бумаги, парень или словил бы пулю, или все равно все узнал бы, но уже из совсем других источников и в совсем другом контексте. Нет уж, с запудриванием мозгов Спейд сможет справиться и самостоятельно.
А пока в лице Киаро ему нужен был союзник, иначе шансов выбраться отсюда незамеченными у них останется немного. Он снова повернулся к Дэренту, отметив, что тот все так же смотрит на него, но уже куда крепче сжимает в ладонях рукояти своих клинков.
- Опустите оружие. – Иллюзия Дэймона сделала шаг навстречу. Сам Спейд остался на месте, понимая, что Киаро сейчас – бомба замедленного действия, и неизвестно, что может прийти ему в голову. – Я объясню вам все позже. Пока у нас не так много времени, и мне нужна ваша помощь.
Еще шаг, и иллюзия Дэймона протянула руку к запястью собеседника, чуть сжав его в просящем жесте.

+1

15

В мгновение ока Дерэнт качнулся назад, высвобождая запястье, а потом снова вперед - прижимая лезвие кинжала к беззащитному горлу того, кто стоял сейчас рядом с ним. оба движения заняли меньше секунды.
- Кто бы ты ни был, - прошипел Киаро, - Ты не Дэймон Спейд. Тот не терпит чужих прикосновений. Особенно моих. Потому я спрошу еще раз: кто ты? И в твоих интересах ответить, фокусник!
Дерэнт прекрасно помнил, как скривились красивые губы юноши когда там, у реки он имел неосторожность вцепиться в него, требуя ответа.  Он будто воочию видел, как тот опробовал отвести руки солдата, за запястье, так, словно не хотел касаться лишний раз.

Сказать по правде, на миг Рэну стало по-настоящему страшно. Он многое видел на войне, со многими ужасами столкнулся, видел поистине непонятные вещи и поистине удивительные силы. Его нелегко было испугать. Но сейчас - он почти испугался, хотя и сам вряд ли смог бы объяснить, почему. В той сущности, что стояла совсем рядом с ним не было ничего человеческого. Словно кукла, макет, совершенная игрушка, хотя Рэн и видел, как быстро бьется жилка на шее этого создания, выдавая его волнение, он все равно чувствовал какую-то фальшь, словно перед ним стояла идеальная подделка, как две капли воды похожая на жениха его сестры.
- И за то, что ты воспользовался его внешностью я не подарю тебе легкой смерти, - в голосе Киаро прозвучала угроза, а лезвие прижалось к белоснежной коже плотнее. Ангел-хранитель, как же.

+1

16

Иллюзия отшатнулась вслед за Дэймоном, но в отличие от Дэймона ей не удалось разорвать дистанцию. Дерэнт перехватил фальшивку за отворот плаща. Слишком быстро, слишком опасно.
Спейд почувствовал, как лихорадочно заколотилось сердце. До этого почти никто и никогда не мог заметить его иллюзий. Он сам считал себя мастером, и даже дон Риккардо едва ли всегда мог разгадать шутки своего хранителя Тумана. Этот же каким-то неимоверным образом почуял подвох, хотя, похоже, и не отдавал себе отчета, в чем он заключается.
А кто ты? – отчаянно хотелось спросить в ответ. Кто ты и как много ты знаешь?
Какая непростительная беспечность – мелькнуло в голове – рвануться спасать жизнь того, кто на деле может оказаться твоим врагом. Кто рыскал по городу с целью разузнать про Вонголу как можно больше. Кто в первую же встречу едва не столкнул тебя в реку…
За дверями послышался какой-то шум, напоминая, что надо бы поторопиться.
Спейд тихо выдохнул, но иллюзию развеивать не торопился. Клинки Киаро тускло блестели в свете лампы, и Дэймону очень не хотелось бы сейчас оказаться на месте своего туманного двойника. Он действительно терпеть не мог, когда его касались чужие люди. Он очень не любил боль. И категорически не хотел умирать вот так глупо. Ни легко, ни в мучениях, никак.
- Я повторю, - негромко, но четко проговорил он не своими устами. - У нас не так много времени. Если вы хотите выбраться отсюда и услышать объяснения, то вы будете делать то, что я говорю. Для начала отпустите меня.
Дэймон замер в ожидании. Киаро сейчас с легкостью мог перерезать горло фальшивке. И что тогда? Показываться самому, рискуя разделить участь своего творения? Продолжить прятаться, вызывая еще больше недоверия?
- Я – Дэймон Спейд. В этом можете не сомневаться. – Дэрент явно колебался, и Спейд продолжил говорить. – Вам нужны доказательства? Мне вспомнить, во что вы были одеты в нашу первую встречу? Или, может быть, мне вспомнить что-то, о чем могла рассказать только она?

+1

17

- Если ты и правда Дэймон, то с тобой явно что-то не так, - велик был соблазн таки ткнуть стоящего перед ним кинжалом - просто, чтобы убедиться, что из того, кто назвался Спейдом, потечет настоящая кровь, а не полезет вата или посыпятся опилки. Но жестокость, тем более необоснованную, Рэн не любил. Он ее на войне насмотрелся сверх всякой меры.
Сцепив зубы, он заставил себя отстраниться. Клинки сверкнули - и исчезли в ножнах, будто их и не было.
Вот, значит, что имела ввиду Елена, когда говорила, что Спейд  "удивительный", что он обладает "невероятными" способностями. Вот, почему не писала про это в письмах. Такой дар - принимать чужую личину, голос, повадки - огромная редкость и конечно, подобное стоит держать в секрете.
Идеальный шпион, этот Дэймон Спейд. Но человек ли это? Говорит, что ему нужна помощь, а потом почти угрожает. От существа, замершего перед ним у Рэна мурашки по коже бежали, но, если бы не он, скорее всего тут, на полу с вспоротым горлом валялся бы он сам.
- Хорошо. Я слушаю, - миг, и Киаро смог взять себя в руки. Теперь он смотрел на Дэймона выжидающе, но все еще никак не мог отделаться от ощущения, что смотрит сквозь собеседника, фокусируясь чуть дальше.
- Что мне нужно делать?

Если они выберутся - если весь этот план изначально не одна страшная ловушка - тогда можно будет разойтись и не связываться больше с этим человеком. Если. А пока - Рэн это отлично понимал - у Спейда куда больше преимущества, нежели у него самого.

+1

18

Спейд снова выдохнул, но на этот раз с облегчением. Определенно, когда они выберутся, за этим человеком нужно будет обеспечить должный контроль. Или следить, постепенно выясняя, кто он все-таки такой и чем еще удивит, или сразу взять за грудки и вытрясти правду, вот только в этом случае без вмешательства Вонголы скорее всего не обойдется, а Спейду отчего-то очень не хотелось делиться предметом своего интереса. Ни с Джотто, ни с Риккардо.
- Хорошо. Встаньте туда. Да нет, не так близко к столу. Отлично, так мне будет проще. Просто стойте и делайте то, что я вам буду говорить. И не смотрите на труп. Убедительно прошу – не смотрите.
Дэймон прошелся по комнате, осторожно обходя тело, вернулся за стол, грузно осел в кресло уже под личиной босса Мискози. Иллюзия прошла параллельным маршрутом и растаяла, наложившись на  оригинал. Спейд отвернулся от трупа и перехватил взгляд Дэрента.
- На меня тоже лучше не смотрите. Ваши глаза выдают ваше удивление. Вы ведь уже догадались, что это.
На полу в луже крови лежал Дэрент Киаро. Между ним и боссом Мискози стоял тот самый офицер, которого проткнул Дэймон. Стоял на своих двоих, живее всех живых.
Спейд надеялся, что в этот раз его иллюзии не подведут, и что Киаро не станет делать глупостей.

+1

19

Кажется, он недооценил Дэймона Спейда. Или то, что им прикидывалось. Странно, но, снова приняв личину босса Мискози, бывший жених Елены будто бы стал более.. реальным, что ли. Как это парадоксально ни звучало. То, что произошло с трупом Киаро просто не хотел осознавать, с ужасом и некоторой брезгливостью глядя на тело в луже крови. Да, разумеется, от всех слов этого.. Дэймона становилось только хуже - Рэн смотрел, куда не надо было и делал, что не велено. А все потому, что довольно странно видеть свое собственное тело, бездумно уставившееся синими глазами в стену. На миг мелькнула странная мысль - интересно.. если это и правда Дэймон, каково ему видеть мертвым человека, так похожего на его невесту? Впрочем, подумал Рэн, я могу переоценивать наше сходство.
Странно, но сейчас мысли о Елене стали подобны ведру ледяной воды - он словно опомнился, собрался, чуть прищурившись.
Ему нужно отсюда выбраться и разобраться в смерти Елены. И ради этого он пойдет на все.
Киаро выдохнул, вспоминая, как успокаивался перед боем. Еще секунда - и поза новоиспеченного подручного босса стала непринужденной и даже несколько горделивой - он только что помог убить шпиона Вонголы! Удивительно, с какой легкостью Дерэнт вжился в образ, даже с готовностью оглянулся на "начальника", изображай преданность.
- Какие будут указания, босс? - хрипло произнес он чужим голосом, скорее привыкая, но, в общем-то, одновременно действительно ожидая дальнейших инструкций. Кажется, он начинал догадываться, что задумал Спейд. И нельзя сказать, что в глубине души его не назревало восхищение этой задумкой.

+1

20

А через минуту в кабинете уже суетились люди. Двое с мешком прятали тело в пропитанную воском ткань, еще один отмывал лакированный паркет. В щель приоткрытой двери пытались просунуть любопытные носы те, кто не был приглашен внутрь. И советник склонялся к лже-боссу Мискози, жадно впитывая подробности произошедшего.
- Это была подстава! – досадовал Мискози, потрясая листами, якобы полученными от захваченного агента. – У него были фальшивые бумаги! Кто-то захотел подложить нам свинью. Если бы мы стали претендовать на эти земли, Вонгола получила бы все основания, что того, чтобы обвинить нас в срыве договоренностей!
Мискози аж покраснел от возмущения. Выдохнул и небрежно бросил в сторону рядовых:
- Получше спрячьте тело. Да так, чтобы никакая ищейка не смогла бы подкопаться! Не вздумайте прятать его на нашей территории! Лучше всего… на том берегу, у старой лесопилки. Поняли, остолопы?! Да хорошо заройте! Вместе с мешком!
Внешний советник хмурился и недовольно смотрел на мельтешивших рядом людей. Деймон воспользовался небольшой паузой и мельком глянул на Киаро – держится ли? Сквозь свою иллюзию он прекрасно видел лицо Дерэнта: тот спокойно наблюдал, как убирают тело, ни жестом, ни звуком не выдавая, что чувствует на самом деле. А чувствует ли? Спейд вспомнил, что тот почти всю свою сознательную жизнь служил на фронте, и прошел через сотни битв и сотни потерь. Дэймону хватило одной, чтобы равнодушно смотреть на чужую смерть, однако труп на полу кабинета он малодушно обходил взглядом. Сейчас его сосредоточенность и стабильность его иллюзий были первостепенными факторами. Но Дэрент все равно притягивал его взор, словно бы Спейд хотел разглядеть в нем ответы на незаданные вопросы.
- Да, если появится кто-то из Вонголы… - Мискози снова обращался к советнику. – Я думаю, вы сможете встретиться с ними и правдоподобно объяснить, что здесь не было никаких посторонних людей.
Мешок убрали, служка, ползая на четвереньках, домывал пол. Мискози встал, пыхтя и утирая пот.
- Ты, - он ткнул пальцем в мгновенно подобравшегося Киаро. – Эти бумаги передашь по адресу. Отправляйся прямо сейчас.
Мискози пихнул в руки Дерэнту несколько листов, а вместе с ними – конверт с адресом и ключ. Снова искать Киаро по городу или поджидать у дома было бы неразумным, и Спейд решил, что куда проще дать ему координаты одной из своих секретных квартир в городе.
- И не светись. Эй, ты, - Мискози махнул рукой одному из сунувшихся в дверь подчиненных. – Принеси ему плащ. Быстро!
В длинном плаще и спущенном на лицо капюшоне Дерэнт больше не нуждался в иллюзии Спейда, но тот все равно внимательно проводил его взглядом, а потом еще и к окну вышел – проверить, благополучно ли тот покинул дом. Что ж, осталось закончить здесь… и выбраться самому, благо в этом у Деймона был большой опыт.

+1

21

Дождь припустил сильнее, но даже он не в состоянии был смыть ощущение грязи, словно бы облепивший Рэна. Только выбравшись за пределы этого гадюшника, бывший солдат смог вздохнуть свободно.
Бумаги, данные "боссом" он хотел выбросить в ближайшую урну, поддавшись недостойному порыву, но затем собрался и заставил себя взглянуть на них внимательнее. Адрес казался вполне себе существующим, волею судеб эту улицу Рэн знал. Желание разобраться во всем стало только сильнее, а личность того, кто называл себя Дэймоном Спейдом, теперь не просто притягивала и манила  - Дерэнт дал себе слово разобраться, что за тайны хранит жених Елены.
Что за выгода была ему помогать Рэну? Он не раздумывая убил - ради чего? Может, своим появлением Рэн сорвал какие-то планы? Существовал ли на самом деле босс Мискози, или это место давно уже занимал фокусник?
Слишком много вопросов.
Киаро потер запястье, ускоряя шаг.
Дорога не заняла много времени: Дерэнту казалось, что когда он придет в эту квартиру, Спейд уже будет ждать его там, возможно, он сможет прояснить что-то о смерти сестры. Даже если Спейд снова откажется говорить.. если его не окажется в этом доме - Рэн найдет его, и заставит все объяснить!
Будущее расцвечивалось новыми целями и устремлениями, как красками, переставая быть безнадежно-серым.

Ключ подошел к двери. В этой квартире, судя по всему, давно никто не бывал. Хотя обставлена она была со вкусом, можно сказать, даже шикарно и Рэна кольнуло - не для любовных ли встреч держал за собой этот дом Спейд?
В любом случае, строить предположения, как ни было заманчиво, но было так же и глупо. Учитывая, что его послали по этому адресу, Киаро предпочел чувствовать себя тут, как дома, тем более потому, что домой в подобном виде заявляться было нежелательно: грязный, в порванной одежде, щедро расцвеченный синяками и ссадинами. Когда исчезла созданная Спейдом иллюзия, Рэн заметить не успел. Зато сейчас, в зеркале, покрытом пылью, видел свое лицо, со ссаженной скулой, наливающимся синяком под глазом, подсохшими кровавыми разводами у носа и губ.

Вздохнув, Киаро направился в ванну - быстрая проверка показала, что вода имеется, а также  комната оборудована всем тем нехитрым инвентарем, который можно использовать, чтобы отмыться и обработать свои царапины. Чем герцог и занялся, отдавая занятию приличествующую долю внимания.

Отчего-то ему казалось, что Дэймон придет сюда, возможно, это просто были пустые надежды и жажда получить ответы как можно быстрее, возможно, чутье. Но Рэн ждал его, и признавал - теперь Дэймон Спейд смог полностью завладеть его мыслями, которые мимо воли, все время возвращались к иллюзионисту.

+1

22

Со всем остальным Дэймон провозился до самого вечера, но в итоге остался доволен. И если сначала вся авантюра затевалась ради того, чтобы вытащить не в меру любопытного брата Елены, и казалась лишней головной болью, то к концу дня Спейд признал, что отчасти именно благодаря Киаро ему удалось провернуть несколько удачных шуток. Во-первых, Мискози должны были убедиться, что идти наперекор решениям Вонголы может быть чревато. Во-вторых, похищенные документы содержали информацию о финансовых махинациях босса, и манипуляция этими данными позволила бы еще долгое время держать Мискози под контролем. И, в-третьих, заявившись чуть позже собственной персоной, Спейд сумел в достаточной степени припугнуть и внешнего советника семьи, и самого Мискози, наконец выпущенного из иллюзорной реальности. Пожалуй, все это заставит семью Мискози немного поумерить аппетиты.
Однако впереди маячило дело не менее хлопотное, и в некоторой степени даже более важное. Дерэнт Киаро. Спейд предполагал, что тот хотя бы из любопытства проследует туда, куда он его направил. Однако только ли из любопытства?
Со смерти Елены прошел уже год, но он появился только теперь. И только теперь ринулся искать Вонголу, почти сразу влипнув в неприятности. И главное – Дэймон был уверен – он каким-то образом почувствовал его иллюзии, и теперь выяснить, как много этот Киаро добивается и какие у него цели – было делом первостепенной важности. Для семьи, конечно. Спейд давно себя убедил, что все, что он делает – он делает в интересах семьи. И если окажется, что Киаро действовал не по своей инициативе, а работал на кого-то из вражеских агентов, то в интересах же семьи Спейду придется его… Нет, еще рано об этом думать.
Дождь вымочил плащ насквозь, однако прежде чем войти в дом, хранитель Тумана убедился через своего соглядатая, что Дерэнт действительно здесь, и кроме него Спейда в квартире, похоже, никто не ждет. Впрочем, поднимаясь наверх, он все равно ожидал от Киаро любой хитрости…
…И все равно оказался не готов к тому, что тот будет мирно дремать в кресле. Иллюзионист недоверчиво замер на пороге комнаты, разглядывая красивое спокойное лицо гостя. Упавшая на глаза светлая челка прикрывала ссадину на щеке и темные круги под глазами, и сейчас сходство Дерэнта с сестрой для Деймона снова вдруг стало разительным. Он тряхнул головой, заставляя себя собраться. Два клинка, которые он вернул Киаро еще в кабинете Мискози, лежали недалеко, но Спейду хватило бы и секунды, чтобы забрать их снова. И еще секунды, чтобы свернуть шею тому, кого он минуту назад подозревал в интригах и кознях против Вонголы.
Похоже, он перемудрил сам себя. Хотелось на это надеяться. И все-таки у него еще были вопросы.
Спейд шагнул в комнату, на ходу скидывая плащ и с громким стуком опуская на стол папку с бумагами, полученную от Мискози. Дэрент вздрогнул, и подскочил в кресле.
- Проснулись? Великолепно. – Дэймон замер около кресла, сложив руки на груди и глядя на гостя сверху вниз. - А теперь скажите мне, пожалуйста, вам что, дома не сиделось? Зачем вы устроили все это? Возомнили себя шпионом или заскучали без приключений?

+1


Вы здесь » La ribellione della seconda generazione » Архив Вонголы » Как две капли воды