La ribellione della seconda generazione

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La ribellione della seconda generazione » Архив Вонголы » Первая кровь


Первая кровь

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Пробная миссия для Данте Росси.

Второе поколение Вонголы, наконец, приступает к активным действиям. Их цель - подорвать авторитет Примо Вонголы. Их методы безжалостны и нечестны. Их жертвами становятся невинные люди. Но разве это кого-нибудь остановит, когда речь зайдет о власти?
Приказ будущего Второго - уничтожить семью Коста. Всех, включая женщин и детей. Данте Росси и Дэймон Спейд назначены ответственными за эту операцию и, скрываясь под личинами Джотто и его Хранителей, являются в дом клана Коста с единственной целью - убить.

Участники: Дэймон Спейд, Данте Росси, Нейва Коста, Риккардо (если пожелает присоединиться).

0

2

Чернильная капля сорвалась с кончика пера и грязным пятном замерла на бумаге. Дэймон поморщился, скомкал лист, поднес его к огоньку свечи. Бумага занялась, и через полминуты от неудавшегося письма остался лишь пепел в пепельнице. Адресатом письма должен был стать Козарт Шимон. Отправителем – Джотто Вонгола. И никто не должен был узнать о том, что оно вышло из-под пера Спейда. Впрочем, ловушке для друга Примо все равно предстояло сработать чуть позже, а сегодня, похоже, Хранителю Тумана так и не удастся сосредоточиться на чем-то кроме предстоящего дела. Спейд потер виски, отодвинул от себя письменные принадлежности и взглянул на часы - обе стрелки уже почти добрались до отметки «двенадцать». Пора.
Время сегодняшней операции выбиралось тщательно и придирчиво. О том, что дружеский поход в кабак с целью поддержать и хоть как-то отвлечь убитого горем после смерти возлюбленной  Спейда был расчетливо запланирован самим же Спейдом и именно на сегодня, великолепная троица в лице Джотто, Джи и Асари, конечно же, не догадывалась. И то, что перебрали все трое сегодня тоже не случайно и не без помощи Хранителя Тумана, они не знали. А самому хранителю Тумана изобразить в момент захмелевшего бедолагу было не сложно. Естественно ближе к ночи все четверо вернулись в особняк. Естественно для них. Но когда по городу пойдут слухи о ночном нападении на дом семьи Коста, это факт встанет под сомнение.
Спейд расправил постель, создавая видимость того, что хозяин ночует дома. Или хотя бы ночевал, если зайдет кто-то более внимательный. Раскидал вещи в легком беспорядке, выключил свет и зажег ночник. Конечно, можно было воспользоваться иллюзиями, но сегодняшняя ночь без того обещала немало работы на этом фронте. А неприятные сюрпризы лучше предвидеть заранее, чем недоумевать после. Чуть поколебавшись, Хранитель Тумана стянул с шеи медальон с фотографией и спрятал под подушкой. Елене незачем видеть то, что будет происходить сегодня.
Мысли вновь вернулись к предстоящему делу. Клану Коста, небольшому и казалось бы не представляющему угрозы для будущего Второго, предстояло сегодня исчезнуть. По-мнению Спейда, исчезнуть ему полагалось уже давно, но привлекать к себе внимание раньше времени было неразумно. Риккардо, Дэймон и остальные сообщники ждали. Но не удобного случая, нет – полагаться в таком деле на случай станет только дурак или сумасшедший. Они ждали, когда на мозаике, складываемой ими и состоящей из тысячи деталей, наконец, проявится рисунок, на котором будет запечатлен крах Примо и воссоздание Вонголы. Новой Вонголы.
Теперь же ожидание почти подошло к концу. Риккардо уже признавали, в Джотто уже сомневались. У Риккардо был план и силы для его воплощения, у Джотто – только идея и голый энтузиазм. Впрочем, последнее время Дэймон с каким-то нехорошим торжеством стал замечать, что и того поубавилось. Конечно, Примо многого добился – этого нельзя было не признать. Но время светлых идей о мире во имя мира подошло к концу. Любая власть влечет за собой ответственность и Примо не в состоянии с ней справиться. Да, за ним пойдут люди, но этих несчастных он поведет на верную гибель. И значит, пока не поздно, следует эту ответственность передать в правильные руки. И эти руки прольют сейчас меньшую кровь, чтобы впоследствии не пролилась большая…
Итак, оставалось собрать последние детали мозаики. Нападение на особняк Коста будет первым шагом финального марша. Нападение, «совершенное от имени Первого». Сотни сплетен и слухов оплетут имя Джотто и каждому из них город найдет подтверждение. Самые разумные и осторожные уйдут – Риккардо уже приготовил для них пути к отступлению. Останутся лишь самые преданные – они и встанут под удар. И Джотто, как и он, Спейд, познает весь ужас потери того, что было самым дорогим! Нет, Примо не выдержит. Примо отречется…
Дэймон несколько раз глубоко вздохнул, пытаясь успокоиться. Мысль о мести была сладкой и горькой одновременно, ее хотелось смаковать и раскатывать на языке, чтобы потом ядом выплюнуть в близкое, но уже почти ненавистно лицо Первого. Но сейчас нужно было быть хладнокровным. Сейчас главное – дело. И дело это должно быть выполнено безукоризненно. А остальное… Он еще успеет сказать Примо то, о чем так долго думал.
Иллюзионист накинул капюшон и, покинув свои комнаты, вышел через задний вход. Через два квартала он принял у доверенного слуги поводья, и, вскочив в седло, поскакал к тому месту, где его уже должны были ждать его те, кого он отобрал для операции. А еще человек от Риккардо. Может быть, тоже не один.
Людей в Новую Вонголу Спейд старался вербовать самостоятельно: ему было лучше известно о настроениях в Семье, и за каждым новоприбывшим он внимательно следил. Росси был одним из немногих, кто пришел с Риккардо. Впрочем, молодой человек Дэймону понравился – достаточно умен и осторожен, чтобы не выставлять напоказ свою слепую преданность, и достаточно предан, чтобы ради Второго забыть об осторожности. О том, насколько он силен на деле, Спейд, вероятно, узнает сегодня. Интересно, сможет ли будущий Хранитель Грозы без колебаний убить женщину?...
Дорогу впереди преступили двое, в морду лошади ткнулось копье, от чего та шарахнулась, привстав на дыбы, и кто-то хрипло рявкнул «Гони кошелек, если жизнь дорога!». Дэймон ругнулся и натянул поводья, пытаясь присмирить испугавшееся животное. И раздраженно, нарочито громко произнес пароль:
- Morte Alla Fiacco, Imperatore Anela!*
Стягивать капюшон он не собирался - мера предосторожности, впрочем, как и  «разбойники» перед ним. Тоже мера предосторожности, причем рекомендованная им же.

* Смерть слабым, Император взывает! (абр. MAFIA)

+2

3

Служить Вонголе или не служить – такого вопроса перед ним даже не стояло и не ставилось. Преданность организации Данте считал чем-то не совсем обоснованным. Быть верным куче людей, из которых знаешь лишь малую долю – было глупо, небезопасно и не имело никакого смысла. Верным можно было быть человеку. И следовать за ним, готовый за и ради него на все.
У Росси был такой человек. И ему не нужно было говорить лишних слов, он лишь привел его в Семью, позволяя самому решить – открыть дверь или остаться снаружи, оставляя важную часть жизни хозяина без себя. Данте, не раздумывая, распахнул дверь, пропуская своего господина, ступая следом молчаливой тенью. Вонгола приняла их обоих. Слепая вера и преданность всем подряд Первого и сослужили ему плохую службу. И всем его Хранителям заодно.
Рикардо хотел стать Вторым, и для Росси уже не важен был путь, которым они собирались пройти. Другие будут называть это по-разному: победители – необходимой мерой, проигравшие – предательством. Лично Данте никого не предавал – верность одному была для него единственно возможной.
И когда ему приказали стереть с лица земли бесполезный и, более того, опасный для босса клан, Данте лишь склонил голову, едва заметно улыбнувшись. Какое ему дело до неизвестных ему людей? На кону честь и будущее его хозяина, все остальное было второстепенным делом. Клан Коста давно находился под пристальным наблюдением Росси, который никогда не оставлял прошлое без должного внимания. Он не мог позволить, чтобы один незначительный случай, произошедший по молодости лет, хоть как-то испортил жизнь тому, кому он служит. У кого не случалось досадных недоразумений в прошлом? И его обязанность, как хорошего подчиненного, это самое недоразумение ликвидировать, дабы в будущем не возникло каких либо осложнений. Тем более, как ему поведал Хранитель Тумана Первого, Данте пророчили роль Хранителя Грозы, который и должен стать громоотводом для всей Семьи, принимая все угрозы на себя. На счет всей Семьи Данте не обещал, но от будущего Второго был готов отвести все возможные трудности.
Этот день не бы чем-то примечательным. Основные обязанности правая рука Рикардо оставлять не собирался, и потому весь день провел рядом, исполняя поручения. Лишь к вечеру, извинившись, он покинул особняк, накидывая на плечи длинный плащ, пряча лицо под широким капюшоном. Мера предосторожности, на которой так настаивал Спейд. Осторожный человек и, несомненно, умный. Это самое опасное во всех людях – когда у них есть голова на плечах. Оттого Хранитель Тумана и находился в постоянном поле зрения Росси. Думалось, что у Деймона тоже есть то, чем он предан. И ради этого он будет готов раз за разом использовать все и всех, кто подвернется под руку. Даже будущего Второго, которого же сам и поддерживал. Такого не стоило упускать из вида.
От Рикардо на дело отправилось двое людей. Один будет прикрывать подходы к особняку клана Коста, чтобы случайные посетители не проникли или не увидели того, чего не стоит и не успели донести куда следует. Связываться с полицией сейчас было бы крайне нежелательно, а сбирро* пока еще находились под контролем первого Хранителя Облака – Алауди. Крайне опасный тип, пожалуй, он будет на одном из первых мест в списке на выбывание после того, как Рикардо займет положенное ему место Главы.
Ждать пришлось недолго. В тишине ночной улицы послышался топот копыт, и Данте с напарником мигом перегородили дорогу запоздавшему путнику. Ивон мигом вскинул копье, не давая проехать дальше. Небольшой спектакль, чтобы понять, где свои.
Услышав пароль, Росси сделал шаг вперед, почти незаметным движением руки заставляя мужчину опустить копье. Незачем больше раздражать животное и его хозяина.
- Morte Alla Francia, Italia Anela**, - раздался в ответ спокойный голос Данте, который чуть склонился в знак приветствия. – Вечер добрый, господин.
Называть имена он не спешил. Спейд любил осторожность, и в этом Росси его поддерживал. Легко запрыгивая на коня, которого подвел напарник, Данте вскинул руку в приглашающем жесте, словно просто звал немного проехаться по ночному городу, но лишь демонстрируя, что готов отправиться по первому слову.
Ему велено слушаться и следовать за этим человеком, поэтому он собирался без лишних слов и пререканий выполнить то, что от него требуется.

* - сбирро ( лат. Birrum  - «красный плащ», прозвище итальянских полицейских. Назывались так из-за первоначальной униформы красного цвета)
** - Смерть Франции, вздохни, Италия! Еще одна абр. MAFIA

+1

4

Не прошло и полгода... Впрочем, полгода и правда еще не прошло.)))

Копыта коней звонко цокали по мостовой, разгоняя ночную тишину. Прохожих-полуночников на улицах не было, как и полицейских, лишь только когда они выехали на площадь Свободы, то ли крыса, то ли мелкая кошка шмыгнула наперерез и скрылась в щели между домами. Деймон не был суеверным, но коня придержал: проверить не слежка ли, и не за ними ли. Но чужого пламени и чужих иллюзий не почувствовал. Чисто.
Спутники комментировать остановку и задавать вопросов не стали, невозмутимо натянув поводья вслед за Спейдом, и так же послушно, словно две тени, вновь трогаясь следом. Из-за капюшонов не было видно лиц, но Деймон краем глаза улавливал малейшие изменения поз, напряжение, чуть сжавшиеся пальцы в перчатках, едва заметные выдохи и вдохи. Интересно, это приказ Риккардо - беспрекословно слушаться? Или просто отсутствие инициативы? Никаких намеков ни на то, ни на другое. Занятно…
Впрочем, схема действий обговорена уже давно и каждый знает свое место и свою роль. Эти самые роли Деймон распределил заранее, и дело было даже не в личных пристрастиях. Хотя ненавидеть Примо и примерить на себя его личину - забавная вышла бы шутка. Только случай не тот, когда Деймон посмеялся бы сам над собой. А Данте Росси сыграть Джотто, хоть и недолго (всего-то - чтобы их узнали и не посмели не впустить и принять) согласился без всяких возражений. Славный малый. «Джотто бы он тоже понравился» – мелькнула в голове нелепая мысль. Впрочем, если Примо понравился даже он, Деймон… Кстати, вот и место назначения. Человек Данте коротко кивнул и отъехал в сторону. Спейд улыбнулся. Его медиум – нетрезвого вида бродяжка, примостившийся на газоне на противоположенной стороне улицы - точно так же будет контролировать подступы к дому Коста и не давать особенно проворной челяди, буде такая найдется, сбежать, как только начнется светопреставление.
- Что ж, думаю невежливо заставлять наших гостеприимных друзей ждать и дальше. Тем более, среди них есть дамы… - Спейд с удовольствием бы поиграл бровями, если бы собеседник имел удовольствие видеть его лицо. – Кстати, как обстоят у Вас дела с дамами, сударь?
Ответ иллюзионисту был не нужен – только секундная заминка. Прикрыть глаза, сосредоточиться и в деталях вспомнить знакомое лицо – так просто, что даже досадно – и вот перед ним уже не Данте, а взъерошенный и уставший (последнее время Спейд видел Джотто только таким) нынешний глава Вонголы. Самому Деймону менять образ было ни к чему, но не пренебрегать же возможностью покрасоваться в полицейском мундире? К тому же хозяйка и ее сын, пусть даже поднятые с постели среди ночи, не смогут послать к чертям главу мафии в сопровождении внешнего советника.
- Можете снять капюшон, Примо: мы входим.
Спейд не совсем лукавил, упоминая гостеприимных друзей. Их действительно ждали: в доме Коста у Риккардо уже давно служил свой человек. Молодой, но желающий выслужиться, Антонио докладывал обстановку во всех подробностях. Он же установил по периметру взрывные устройства – как только гости убедятся, что хозяева больше не представляют интереса, особняк взлетит на воздух вместе с начинкой из домочадцев и слуг. Вот только Антонио не знал, что сегодня его ждет та же участь. 
Свидетели Риккардо не были нужны. Только слухи.

Скрипнула щеколда, и из небольшого оконца в воротах на ночных визитеров уставилась пара сердитых глаз.
- Кого принесло? Чего надо?
Спейд кинул быстрый взгляд на спутника, предоставляя слово Данте… то есть Джотто.

** -  Все верно. Предыдущая – вольная переделка этой фразы, которая была взята из головы уже не помню по какому поводу.)

+2

5

Нейва стояла у окна, тревожно и устало вглядываясь в ночной город. Время было уже позднее, но у нее даже мысли не возникло о том, чтобы отправиться в спальню. Неро... Сегодняшний разговор не стал исключением из множества других, которые заканчивались непременно обидой и побегом маленького наследника. Каждый раз он взрывался, отказывался понимать и принимать, а после просто исчезал, заставляя мать метаться по особняку, обеспокоенную и не находящую себе места, пока сын не вернется обратно. Он возвращался. Всегда. Но эти часы ожидания были настоящей мукой, и найти успокоения было возможно только вновь обняв своего своенравного, но такого любимого сына.
Девушка отошла от окна, кутаясь в шаль, тяжело опускаясь в широкое кресло, краем глаза замечая горничную, которая неуверенно остановилась на пороге.
- Нет, я приду позже, - не дожидаясь, пока прислуга подаст голос, Нейва едва заметно качнула рукой, давая понять, что никуда не пойдет, пока ее отпрыск не вернется домой. Ее отец, глава клана Коста, настолько разгневался на непослушного внука, что последние несколько побегов даже не отправлял людей на поиски. Как он мог не думать хотя бы о будущем их семьи? Это же наследник, будущий дон Неро Коста, на которого возлагалось столько надежд! И... в этом и была главная проблема...
Неро рос хорошим, но очень своенравным ребенком. Он не желал идти по пути, который выбрали за него. Не желал следовать правилам Семьи, не собирался брать на себя титул и прилагающуюся ответственность. Однажды взяв в руки меч, он более не хотел выпускать его из рук. Неподобающе для будущего Главы. "Плевать я хотел" - всегда отвечал Неро. И как не пыталась Нейва его переубедить, даже ей не удавалось.
Она просила, требовала, умоляла хотя бы покорно опускать голову перед собственным дедом, но в ответ получала лишь упрямый взгляд и непоколебимую уверенность в своих силах и возможностях. Совсем как отец...
Нейва с досадой прикусила губу. Для Неро больше нет отца, сгинул, погиб, он никогда его не видел и не увидит. Ложь во благо, как говорит Глава, непростительная утрата для ребенка - как считала она сама. Но для Рикардо это бы тоже не играло никакой роли, он уже должен был забыть о девушке, что много лет назад разделила с ним ложе. И это не его вина, пусть он после никогда даже не вспоминал о ней. Сам того не ведая, он подарил ей лучшее в этой жизни, что когда либо у нее было. И будь ее воля, она бы сама позволила своему сына идти той дорогой, что он выбрал сам. Когда она в первый раз взяла его на руки, она просто поняла, в чем на самом деле заключается смысл жизни. Не во власти, расположении сильных мира всего или в борьбе за лучшее место в Альянсе. И ни в том, чтобы поднять престиж и весомость Семьи Коста. Все это пустяки, слишком мелко и проходяще. Самое главное, чтобы ее сын был просто счастлив. Вот и все.
Но ее обязанность была в том, что убедить Неро, что для него это самое счастье в Семье. Быть лидером и пробиваться вперед, ведя за собой своих подчиненных. И каждый раз, когда она говорила ему это, ей так хотелось опуститься перед ним на колени, обнять и просить прощения. Но она раз за разом лишь твердила, что он не может уйти, не может заниматься тем, чего так желает. Что у них у всех есть ответственность, есть то, ради чего стоит забыть о собственных желаниях и амбициях.
То, ради чего когда-то она сама покрыла себя позором в своей же Семье. Но как бы она ему это объяснила? Как бы могла привести в пример саму себя, не оттолкнув и не заставив его при этом презирать собственную мать?.. И как ей было привить ему любовь и уважение к деду? Как убедить, что путь Главы для него единственный и самый верный?
Нейва снова поднялась, беспокойно пройдясь по библиотеке. Когда он вернется, она не будет вновь говорить с ним на эту тему, просто обнимет, накормит и уложит спать. Однажды они смогут поговорить откровенно и честно, когда он еще немного подрастет. А сейчас главное - это дождаться его... Девушка прижала руки к груди, снова посмотрев в окно, услышав тихое цоканье копыт по мостовой. Каждый раз, когда кто-то приходил в их дом в отсутствии Неро, ее сердце замирало. Или его вовсе уже не было? С того дня, как родился Неро, оно словно стало биться в его груди, потому что без него она уже не смыслила своей жизни.
Стараясь взять себя в руки, Нейва вышла из библиотеки и подошла к лестнице, смотря на главный вход, двери которого уже приоткрыл слуга, с беспокойством вслушиваясь в голоса. Главное, чтобы не плохие новости... А лучше, пусть сейчас войдет Неро, взъерошенный, замерзший и недовольный, но свой. Родной.

+1

6

Стоило подъехать к воротам особняка, как помощник Данте, не ожидая прямых приказов, растворился на ночной улице. Наверняка у господина Спейда здесь тоже были люди, поэтому можно было не переживать о том, что их небольшое представление кто либо увидит. Мелькнуть перед чужими глазами им стоило только напоследок, оказаться едва различимой тенью Джотто, чтобы в дальнейшем нужные слухи наполнили улицы.
Спешившись с коня, Данте едва заметно улыбнулся словам Спейда. Ответа тот явно и не ждал, более того, должен был его уже знать. Вряд ли бы Росси был здесь, если бы Рикардо не был уверен в своем человеке. Не имеет значения, кто перед ним - женщина, подросток или ребенок, который в будущем может оказаться помехой, ради решения проблемы будущий Хранитель перешагнет через любого, как бы это не выглядело в глазах других людей.
Всего пара мгновений, и вот Данте уже рассматривает руки, закованные в сталь перчаток. Надо же, даже его разум так легко был обманут... Надо будет обязательно в дальнейшем подумать об этом, но сейчас стоило сконцентрироваться на деле. Тем более, что тихий скрип уже возвестил о начале первого акта.
- Вечер добрый, господин, - улыбнувшись теплой и располагающей улыбкой Первого, Росси уважительно склонил голову, словно не обращая внимания на хамоватость прислуги. Особенность нынешнего Главы - тот со всеми, даже с людьми самого низкого сословия обходился чересчур вежливо и мягко. И будущей Хранитель Второго неукоснительно соблюдал тщательно изученные повадки Джотто. Попасться на такой нелепости, как несоответствие образу - было бы слишком глупо и нелепо. - Просим прощения за столь поздний визит. Однако, у нас есть срочный и важный разговор с доном Коста.
Подозрительный взгляд прошелся по двум мужчинам, недовольный голос что-то еще пробурчал, но почти сразу калитка приглашающе распахнулась, и слуга склонился в полагающемся уважительном поклоне, провожая столь важных гостей до дверей самого особняка. И стоило лишь раз постучаться, как дверь отворил молодой улыбающийся юноша, который словно все это время стоял и ждал их прибытия. Что же, значит, это свой человек, раз так просто впускает их в дом. Лишь секундная заминка, когда юноша взглянул через плечо, затем слишком уж говоряще посмотрел на визитеров.
- Дон Вонгола и синьор Алауди, госпожа, - склонившись в поклоне, слуга отступил, распахивая дверь и пропуская вперед мужчин. Данте сразу заметил замершую на вершине лестницы девушки, которая мигом побледнела, стоило ей разглядеть гостей. Вряд ли она подозревала об истинной цели данного визита, но интуицию женщин порой слишком недооценивают. Конечно же Росси и пальцем не шевельнет без знака Спейда, но с этой Нейвой стоило быть внимательнее. Однажды она уже сумела обойти его, подкравшись к его боссу непозволительно близко, на этот раз ей придется, наконец, поплатиться за свой поступок. И, если верить народным мудростям, что люди жаждут осуждения и для них самым тяжёлым наказанием является снисхождение, то Росси даже готов проявить благородство и лишить сеньору Нейву столь невыносимого прощения.
- Добрый вечер, госпожа Коста, - входя первым, Данте взглянул мягким и всепрощающим взглядом на девушку, тихо улыбнувшись. Этот взгляд нового миссии никого не оставлял равнодушным, особенно столь трепетных и хрупких созданий, как женщины.
И то верно, Нейва неуверенно улыбнулась в ответ, неспешно спускаясь вниз, приветствуя мужчин. Одного у нее было не отнять - она выглядела настолько правильной и покорной, что заподозрить эту девушку в чем бы то ни было казалось кощунственным. В тихом омуте...
- Приношу свои глубочайшие извинения, но нам как можно скорее необходимо поговорить с Вашим отцом, - приняв вид глубоко виноватого человека, Данте-Джотто тем не менее выглядел очень встревоженным. И если уж сам Вонгола Примо прибыл, то дело явно было слишком важным, чтобы медлить. И столь выдрессированная примерная дочь своего отца должна была это понимать.
Нейва перевела обеспокоенный взгляд с одного мужчины на другого, и, приглашающе взмахнув рукой, повела гостей по коридорам, отводя их в приемный кабинет, не забыв дать наказ слуге разбудить и пригласить приближенных отца, непременно возвестив о том, что ожидает их Вонгола Джотто с Внешним советником.
Бросив незаметный взгляд на Спейда, Росси отправился следом за девушкой, ожидая малейшего знака от Деймона. У него главная роль дирижера, а Данте сегодня исполнит роль целого оркестра.

+1

7

Антонио, словно швейцар встретивший их у дверей, зыркнул так многозначительно, что у Дэймона сразу подтвердились все его опасения: парень – дурак. К счастью, коптить небо этому дураку все равно оставалось недолго, но окажись в холле кто-нибудь повнимательнее зевающих слуг, могла бы возникнуть проблема. Впрочем, похоже, она уже возникла, иначе Антонио не пучил бы так глаза и не кусал бы губы. Что-то пошло не по плану. Вот только что? Где он мог просчитаться? И насколько придется менять первоначальный замысел?
Хозяйка дома вышла им навстречу, едва они переступили порог, и к тому же не выглядела как женщина, которую только что подняли с постели. Скорее всего, еще не ложилась, и это тоже настораживало. Деймон долго, наверное, недопустимо долго для равнодушного Внешнего советника Алауди, вглядывался в почти незнакомые тонкие черты лица, пытаясь найти хотя бы малейшие признаки того, что об их визите было известно заранее. Потому что если о планах Риккардо стало известно дому Коста, то Джотто в таком случае об этом знает и подавно. Вот только стал бы он ради короткого спектакля пускать на передовую бледную, напуганную и взволнованную девушку… Всего лишь слабую девушку. И память, вопреки интуиции и разуму, услужливо подсказала – стал бы.
Что ж, в любом случае скрыться и слинять он всегда успеет, но пока рано. Пока он не узнает в чем же дело.
На долю секунды Деймон встретился взглядом с Данте и слегка наклонил голову, давая понять, что все в порядке. И лишь отвернувшись, понял, что еще его смущает. Нет, Данте прекрасно справлялся, но глаза... Вместо теплого яркого пламени там, внутри был холодный и безжалостный лед. Конечно, в доме Коста вряд ли кто-либо сможет заметить разницу и распознать подделку. Но сам Деймон смог бы. Надо было признать, что его иллюзии не так безупречны, как о них говорят…
Белокурая хозяйка повела их наверх, а впереди на расстоянии шага ровно колыхался плащ Примо, и можно было бы вспомнить, как несколько лет назад точно так же Елена вела их с Джотто по коридорам своего дома... Деймон не стал вспоминать.
Вспыхнуло и отдалось теплом кольцо на пальце под перчаткой. Иллюзия совсем не сложная, если хорошо знать план особняка. Деймон знал, и теперь из дома без его ведома и без его разрешения никто не выйдет: запутается, потеряется в родных стенах.
Дон Коста появился в приемной последним, хотя судя по отдышке и красным щекам он весьма и весьма торопился. Вот и правильно, нехорошо заставлять Главу Вонголы ждать. Тем более нового главу – дона Риккардо – он и так ждал этого момента уже несколько лет, чтобы теперь, одним махом покончить с опостылевшими шантажистами.
Прибывших помощников Леонардо Коста было трое, как и сообщали информаторы. Двое – такие же седовласые старики, как и сам дон Коста, а еще один – помоложе и чем-то неуловимо напоминающий синьору Нейву: то ли затравленным видом, то ли умоляющими глазами. Неужели это и есть отпрыск Риккардо?
Все трое молчали, не решаясь начинать разговор в отсутствие хозяина, и с явным облегчением выдохнули, когда тот наконец-то нарисовался в дверях. Леонардо Коста вежливо, но сухо предложил гостям сесть и сам тяжело опустился в кресло. Выглядел он так, словно уже давно хотел уйти на покой, но дела оставить было явно не на кого. Усталость и раздражение во взгляде странным образом мешалось с беспокойством и желанием угодить столь влиятельным особам. Наверное, пятнадцать лет назад, когда он подложил собственную дочь в постель к будущему главе Вонголы, он был посмелее и понаглее. Старость? Или опыт? Интересно, догадывается ли он, что причиной их визита и стала та самая авантюра, последствия которой… Кстати, о последствиях. Спейд еще раз вгляделся в самого молодого помощника и с разочарованием осознал, что это не он. Не Неро Коста. Тот должен был быть светлым, невысоким и, говорят, со вздорным характером. Деймон нахмурился и обернулся к растерянно замершей в дверях Нейве.
- Синьора, будьте любезны, позовите Вашего сына. К сожалению, дело, по которому мы прибыли, требует и Вашего, и его присутствия.

+2

8

Нейва даже не обратила внимания на то, что Антонио не спросил ее разрешения на то, чтобы пустить столь поздних визитеров. Стоило только ей увидеть серый плащ полицейского, как девушка едва удержалась от того, чтобы не кинуться прямо к ним, обеспокоенно опрашивая, не случилось ли чего с ее сыном. Она, несомненно, узнала Вонголу Джотто, лидера сильнейшей на сегодняшний день Семьи. И если она сейчас потеряет перед ним лицо, отец ее не простит. И часть его гнева может обрушиться и на Неро, а этого она не могла допустить. Только не после очередного побега...
Она - дочь главы семьи Коста, хозяйка этого дома и мать будущего лидера. Она возьмет себя в руки и справится со своими обязанностями. Так она для себя решила, совсем не замечая, что взгляд все равно остался встревоженным и растерянным, словно она все еще ждала новости о своем сыне.
- Вечер добрый, господа, - тихо улыбаясь в ответ на приветствие Примо, Нейва спустилась с лестницы, склонившись в приветственном поклоне. Этот мужчина никогда не пугал ее, не вызывал тех тревожных ощущений, которые невольно возникали при встрече с любым человеком, который относился к мафии. Он был словно не из этого мира, как и сама Нейва, а оттого переживать стоило лишь о том, что могло так поздно понадобится таким господам в их особняке. Что же такое могу случиться, что коснулось даже их семьи...
- Не стоит, дон Вонгола, я все понимаю. Пройдемте, я отведу Вас в кабинет. Антонио, позови всех, - скользнув взглядом по мужчинам, она едва заметно поманила их рукой, ведя за собой на второй этаж, в самый край западного крыла, где находился кабинет для совещаний. Ее беспокоило присутствие здесь сеньора Алауди, человека холодного и жесткого, славящегося своей силой и равнодушием при выполнении заданий. Если и Внешний советник учавствует во всем этом, не жди ничего хорошего... Так ей всегда казалось. И, хвала Господу, что она почти никогда не сталкивалась со всеми этими людьми.  И, как же это несправедливо, что ее сыну придется жить в подобном мире...

Подойдя к кабинету, Нейва распахнула тяжелые дубовые двери, пропуская вперед почетных гостей, дожидаясь прихода всех членов семьи, которые могут быть допущены в этот разговор. Она обязательно молча исчезнет, как только ее отец прибудет и опуститься в кресло, но пока она обязана была исполнять роль хозяйки, которая не может оставить визитеров одних. Благо, что ей почти не пришлось искать слов, чтобы начать ничего не значащий разговор, потому что уже через минуту в в зал прошли первые члены семьи Коста, а следом и вошел сам Глава.
Бросил недовольный взгляд на дочь, вежливо приветствовал гостей и тяжело опустился в кресло. Он был уже не в том возрасте, чтобы работать и днями, и ночами, но Нейва не имела права даже заикнуться об этом. Она уже низко поклонилась, чтобы уйти и оставить мужчин наедина, как голос подал сеньор Алауди. И ее сердце снова предательски пропустило удар. Ее сын? Зачем он нужен здесь? Он еще совсем ребенок, чтобы лезть в такие дела! Какой может быть разговор у Вонголы к ее Неро? Неужели позор раскрыли? И что тогда? Что они хотят сделать с ребенком? Что предложить? Зная, что ее отец любую жизнь положит на алтарь престижа Семьи, Нейва испуганно вскинулась, смотря на Внешнего советника, почти незаметно, даже сама того не замечая, отрицательно качнув головой.
- К сожалению? - прошептав вмиг севшим голосом, девушка отступила. Они хотят видеть ее сына, значит, они не знают, что с ним, не знают о побеге. Это хорошо или плохо? Может быть... может быть им что-то угрожает? И Примо прибыл сюда, чтобы предупредить об опасности? И Неро действительно сбежал из дома в этот раз еще более неудачно, чем ранее? Если это так, она сама найдет его, отыщет, где бы он ни был!
Но она и слова больше не смогла вставить. Глава стукнул кулаком по подлокотнику кресла, зло посмотрев на Нейву, кивком головы говоря ей убираться прочь.
- Прошу простить мою дочь, вы же понимаете, женщины... Стоит им только сказать что-то о ребенке, как они мигом теряют голову, - недовольно прохрипел дон Коста, сцепляя руки на животе. - К сожалению, мой внук сейчас находится на двухдневной охоте, организованной моим добрым другом. Он будет только к утру.
Сказать о том, что будущий наследник сбегает из дома? Нет, такого позора глава не стерпит. Лучше благая ложь, чем такая постыдная правда. И потом, что бы ни произошло, все равно все решения здесь принимает он, присутствие мальчишки, а уже тем более дочери, здесь будет только лишним.
- Возможно, Вы сможете обсудить все со мной? Мой внук еще слишком молод, чтобы понимать всю важность Вашего визита, дон Вонгола, - подмаслив, мужчина выжидательно посмотрел на молодого Главу Вонголы. Совсем мальчишка, а уже... Ничего, этот сопляк Неро тоже поднимется. Хочет он того или нет.
- А пока моя дочь Нейва принесет нам кофе и сигар, - стараясь поскорее убрать с глаз еще свой один позор, дон Коста уже полностью сосредоточилая на молодых людях, сидящих напротив.

+1

9

Пока все было тихо. Не нужно было делать резких движений и лишь прилежно играть свою роль хорошего Вонголы. Данте был готов ждать, сколько потребуется, его это ничуть не тяготило. Он всегда отличался хорошей выдержкой, сдержанностью и умением ожидать сколько угодно времени до часа икс. Вот этого, например, он ждал долгих пятнадцать лет. Сможет подождать и еще немного...
Неторопливо следуя за хозяйкой дома, Росси тщательно запоминал все двери, коридоры и ходы. Конечно он и так уже все изучил заранее, но никогда не помешает освежить все свои знания на практике. Как и умения. И все их Данте с удовольствием бы вспомнил на прекрасной сеньоре Нейве, которая так доверчиво повернулась к ним спиной, мерно вышагивая на шаг впереди. Даже было странно вновь встретиться с этой девушкой спустя столько лет. Когда-то давно она шла позади него, стуча каблучками по темным коридорам особняка семьи Рикардо. Спешила на встречу, испуганно куталась в теплый плащ, прятала свое хорошенькое личико под широким капюшоном. Одна из многих, кто побывала в покоях босса. Одна из всех, кто сумела так провести их обоих. Это была ошибка Данте, он должен был заметить, что взгляд тогда еще совсем юной сеньориты Нейвы отнюдь не влюбленный, а испуганный, словно у загнанной в угол крысы. Что слишком быстро она согласилась разделить ложе с мужчиной, что слишком подавленной она уходила из комнаты дона Рикардо. Это все случилось по его недосмотру. Его просчет, который он, наконец, может устранить. И после этого вечера он обязательно достанет самое дорогое вино, которое только есть, чтобы отблагодарить босса и сеньора Спейда за предоставленный ему шанс исправиться.
Мысли плавно и неспешно вернулись к предстоящей миссии. Тем более сеньора Нейва уже распахивала перед ними двери, приглашая пройти внутрь и дождаться ее отца. Тот не заставил себя долго ждать, объявляясь в дверях запыханным и раскрасневшимся. Пожалуй, они с господином Деймоном и ему сделают большое одолжение, избавив того от таких мучений. В таком возрасте уже пора идти на покой. Вечный.
- Рад приветствовать Вас, дон Коста, - со всем уважением проговорил Джотто-Данте, усаживаясь напротив старика и закидывая ногу на ногу, складывая руки на колене. Старая привычка Примо, которую Росси подметил в их первую же встречу. И сейчас он, едва откинувшись на спинку стула, внимательно смотрел на присутствующих. Главные люди уже собрались здесь, остальных можно найти по их комнатам. Дело недолгое, если все делать тихо и не поднимать паники. Только вот...
Отсутствие самого главного виновника сегодняшнего торжества слегка озадачило. По данным, переданным сеньором Спейдом, именно в этот вечер все семейство Коста должно было собраться под одной крышей. Семейные праздники - самое популярное развлечение в Италии. И такое удобное...
Однако, новость о том, что юного внука Главы нет в доме, заставило Данте едва заметно напрячься. Он вскинул пронзительный взгляд на испуганную девушку, затем перевел глаза на дона Коста, словно слушая что-то между строк.
Итак, в доме нет только мальчишки или кого-то еще? Затем нужно будет составить список уцелевших и тихо, без лишнего шума, убрать каждого выжившего, волею случая тоже оказавшегося вне этих стен. Но самое главное - найти пацана. Мало убить саму грешницу, самое главное - избавиться от самого греха.
- Волнение о ребенке понятны, - мягко улыбнулся Данте, словно и не он мгновение назад пытался одним взглядом заглянуть за всю ложь, что уже покрыла каждого из всех здесь присутствующих. Перемена была столь быстра, что заметить ее мог только очень внимательный человек, к которым пожилой дон Коста уже явно не относился. А уж перепуганные помощники, да едва держащаяся на ногах женщина. - Я бы хотел, чтобы Вы осознали, насколько важен этот разговор для обеих наших Семей.
Росси давал последний шанс либо все таки привести пацана, если его просто пытаются скрыть пока от посторонних глаз, либо же проникнуться важностью момента и мигом послать гонца за мальчишкой. На самом же деле он дал сеньору Спейду время подумать. Минуты ему вполне хватит. Они не отступают? Уничтожают, что есть? Найти потом мальчишку не должно составить большого труда, особенно для них. Если Рикардо прикажет, Данте его из-под земли достанет. И это не иносказательно.
Задерживать Нейву пока смысла не было, она все равно вскоре вернется. И когда все главные герои снова будут в сборе, тогда все и будет решаться. Но что-то подсказывало, что отступать - это не в правилах ни самого Данте, ни сеньора Спейда.

+1

10

На двухдневной охоте, значит? Деймон едва подавил желание раздраженно цокнуть языком. Впрочем, Алауди вполне мог бы себе это позволить – все же ничто человеческое ему было не чуждо… Но двухдневная охота – такая банальная ложь! Произойди в доме что-либо, это стало бы известно Спейду  в течение двух-трех часов, благодаря Антонио и сторожащему особняк медиуму, и отбывший два дня назад наследник не должен был стать сюрпризом. Значит мальчишка или в доме, но почему-то старик не желает его присутствия, или его действительно куда-то спрятали, вот только зачем бы? Догадайся этот лис Леонардо об их визите и его цели, их бы встретили иначе. Ну, ничего, у них еще будет время обыскать дом и выяснить, куда дели пацана, хотя узнать, что собрался затеять этот дон Коста, не помешало бы. Ведь как там было у Сюнь Цзы… Мудрые полководцы побеждали, превосходя всех других, потому что все знали наперед. Два часа назад они с Росси действительно все знали. Но кто-то передвинул фишки на игральной доске. Может противник, а может просто сквозняк… И откладывать партию из-за этого было бы слишком глупо и малодушно.
- Несомненно, - с нажимом вновь заговорил старик, прерывая размышления Деймона. Он уже устроился в кресле, по-хозяйски чуть откинувшись назад, снисходительно глядя на гостей, видимо желая показать, что он, несомненно, готов выслушать молодых людей, и, несомненно, примет их слова к сведению, но вот что важно, а что нет, и главное – что ему следует делать, решать будет он и только он, - Мы, конечно, понимаем всю значимость Вашего визита, синьор Вонгола. Думаю, лишние церемонии здесь будут ни к чему. Я слушаю Вас, господа. Что привело Вас в такой поздний час и чем мы можем Вам помочь?     
Тихо скрипнула дверь и в комнате снова появилась синьора Коста со служанкой и всем тем, что требовал глава семьи. Поднос с портсигаром и шесть чашек, от которых исходил насыщенный аромат кофе. Что ж, значит, Леонардо все же не хочет показывать гостям внука. Деймон, до этого момента тенью стоящий за плечом расположившегося в кресле Джотто, отступил в сторону, наполовину преграждая путь, собравшейся уйти вслед за служанкой Нейве.
- Прошу Вас остаться, сударыня. – Впрочем, «Алауди» не просил. Он приказывал, и не сомневался в том, что его приказ будет исполнен. Синьора Коста, этот образец покорности и смирения, вряд ли бы посмела перечить высокопоставленным господам. Да и Леонардо не стоило бы.
Порыв свежего ветра всколыхнул портьеру, чуть скрипнула створка открытого окна (летние ночи в Италии были душными), и тихо хлопнула, закрывшись, дверь.
- В таком случае я начну, не возражаете, Примо?.. – Спейд бросил словно бы вопросительный взгляд на Данте, и, не дожидаясь ответа, продолжил. Прежде чем разделаться с опостылевшими интриганами, он собирался выяснить у них как можно больше. Ну и немного поиграть напоследок. – Видите ли, уважаемые господа, до нас дошли слухи, что юному синьору Коста грозит опасность. Чем и кому конкретно не угодил Ваш внук, мы не точно знаем. Иногда человек может нажить себе врагов одним фактом своего рождения. – После этой фразы Спейд сначала пристально посмотрел на дона Коста, а затем перевел взгляд на молодую женщину. – Увы, насколько мы знаем, данный конфликт имеет отношение и к Вонголе, что ставит под угрозу не только жизнь молодого человека, но и авторитет нашей семьи. В противном случае, мы не стали бы вмешиваться в Ваши дела. Надеюсь, теперь вы осознаете, что присутствие Вашего внука существенно облегчило бы дело.
Он говорил как можно более равнодушно; сочувствовать и предлагать наследнику дома Коста защиту, чтобы понять, кто именно точит на него нож и почему, а также предлагать решить все мирным путем – этим всем займется «Джотто», а сейчас важно немного запугать и дать понять, что кое-что уже известно и Вонголе. И Леонардо должен прекрасно понимать, что Джотто - гораздо более привлекательный союзник, чем Риккардо, особенно, если Риккардо - уже не союзник.
Если «уважаемые господа» клюнут на эту уловку, и раскроют местонахождение мальчишки – будет просто прекрасно, и в особенности Спейд делал ставку на женщину. Если же нет – что ж, они сразу перейдут к первоначальному плану.

+2

11

Ей было здесь не место. Это отец продемонстрировал сразу, не давая ей сказать лишнего. Нет, Нейва и так прекрасно понимала, что каждое неаккуратно сказанное слово может оказаться роковым, но когда речь заходила о Неро, как и любая другая мать, она почти теряла голову. А уж осторожность тем более. Да и как можно было оставаться спокойной, когда такие люди интересуются твоим ребенком? Это же Вонгола... Та самая, где теперь служит неназванный отец Неро. Может ли это быть связанным? Может ли это быть опасным? И что ей делать, если ее сын попал в неприятности?
"Неро... Ну где же ты?"
Задумчиво кивнув словам отца, Нейва поспешно вышла из кабинета, спеша на кухню. Бледная и перепуганная служанка мигом вскочила со стула, стоило только госпоже ступить внутрь. Слуги в таких домах тоже приучены быть пугливыми и осторожными. А, главное, молчаливыми и не любопытными. А потому, она лишь кивнула на приказ приготовить кофе собравшимся господам, мигом пристраиваясь у плиты, пока сама госпожа снимала с верхней полки отполированный сундучок из дорогого дерева с не менее дорогими сигарами внутри. Только вот мысли были очень далеко, ей совсем не думалось о том, что нужно быть хорошей и внимательной хозяйкой, улыбающимся украшением семьи, которым она осталась до сих пор. Все возвращалось к одному - ей нужно понять, что происходит. Нужно, чтобы защитить своего ребенка. Никто не справится с этим лучше, чем мать, верно?
- Спасибо, Аннета, - кивнув служанке, которая уже стояла рядом с подносом в руках, Нейва первой отправилась обратно, неслышной тенью проходя в кабинет, поставив на низкий столик коробку, открывая и поворачивая к гостям, как требовал того этикет. Дождалась, пока служанка поставит кофе и двинулась следом за ней.
Возникший на пути Хранитель Вонголы оказался неожиданностью, и девушка даже невольно отступила на шаг, растерянно смотря на блондина. Тот не просил, тот приказывал, как и все вокруг нее. И, словно подчиняясь инстинкту, Нейва замерла, лишь бросая вопросительный взгляд на отца. Тот был недоволен, но так откровенно перечить Вонголе не мог. А потому просто смерил ее недовольным взглядом и вновь повернулся к Джотто, делая вид, что ее просто здесь нет.
Нейва шагнула в тень, стараясь не привлекать к себе лишнего внимания. Остаться здесь было настоящей удачей! Она, наконец, сможет узнать в чем дело, услышать из первых уст, не довольствуясь потом слухами и чужими догадками. Но то, что она услышала...
"Рикардо."
Лицо этого человека мигом встало перед ее глазами. И пусть после тех нескольких ночей она более ни разу его не видела, но все равно она прекрасно его помнила. Темные пронзительные глаза, черные волосы, статная фигура, пренебрежительная полуулыбка. И очень жесткий характер. Неужели он решил избавиться от помехи, коим наверняка считал их сына? Хотел уничтожить тот рычаг давления, которым так часто злоупотреблял ее отец? Это ведь не могло продолжаться вечно, верно? Рано или поздно что-то подобное должно было произойти. Но почему сейчас? Почему кто-то распустил язык через столько лет? И... почему Неро убежал именно сегодня? Почему она затеяла этот глупый разговор и упустила его?
Нейва невольно тяжело опустилась в кресло под внимательным взглядом сеньора Алауди. Они ведь все знали, да? А если нет, то наверняка догадывались. Подозревали, в чем может заключаться истинная причина всего происходящего. Именно поэтому им нужен Неро... Они ведь хотят помочь? Нейва была наслышена о миролюбивости и мягкости господина Джотто, тот всегда ставил во главу угла помощь другим. И он обладает большой силой, огромным влиянием, он может помочь прикрыть ее сына. Позволить ему вырасти и научится постоять за себя самому.
- Отец... - она даже не успела осознать, когда успела заговорить. Лишь смотрела на отца умоляющим и просящим взглядом, желая отстоять для сына поддержку и помощь в лице самого Примо. - Прошу тебя, ты же понимаешь...
- Молчать! - глава клана мигом напрягся, вновь стукая по подлокотнику кресла кулаком. Еще женских соплей ему тут не хватало! Он ведь прекрасно понимал, какая опасность может исходить от этой девчонки, которая души не чаяла в своем отродье. Но он не собирался давать ей ни шанса. Для начала он все хорошенько обдумает, выслушает, что еще есть сказать у незваных гостей. Он не собирался делать поспешных выводов и кидаться прятаться за спину этого мальчишки напротив. Хотя, несомненно, поддержка в лице самого Примо превосходила помощь Рикардо.
- Не понимаю, кому мог перейти дорогу мой внук, господа, - наконец, подал голос Глава, вертя в пальцах толстую сигару. - Он тихий и послушный мальчик, как видите, я даже огородил его от всех дел Семьи, чтобы он не вступил в дела раньше времени. Он тихо обучается в домашних условиях, нос на улицу не сует. Ума не приложу, кто мог бы точить на него зуб.
Он хотел знать, откуда до Вонголы дошли подобные слухи. И почему он ничего не знает. В конце концов, он хотел выяснить, как много известно этим людям. И насколько выгодно будет сменить одно теплое крыло на другое.

+1

12

Пожалуй, все семейство Коста ему категорически не нравилось.
Не нравился раскинувшийся в кресле глава, который скорее все же побаивался и пытался скрыть это за дешевой бравадой в виде снисходительного взгляда и дорогой сигары. Не нравились его приближенные, которые слово боялись вымолвить и лишь заглядывали каждому говорящему в лицо с выражением тупого послушания. Не нравилась сама госпожа Нейва, в конце концов, своей смиренностью и послушанием всему, что бы ей ни сказали. Ему даже не нравился этот дом, пропитанный многолетним унижением, старостью, остатками былой славы, силы и роскоши, а теперь пахнущий пылью и отдающий дешевой показухой. После надо будет обязательно убедиться в том, что от этого особняка останется исключительно пепелище. Семья Коста не Феникс, обратно возродиться не сможет, особенно когда лишится такой прекрасной продолжительницы рода. И последнего наследника заодно.
Данте едва не улыбнулся на свои мысли, но трагичное и сочувствующее выражение лица все же выдержал. Тихо кивнул своему "Хранителю", позволяя первому вкратце осветить возникшую проблему. Это что-то вроде игры в доброго и злого коменданта. Рано или поздно одному из них они все равно всё скажут. Даже если не по своей воле. В конце концов, они с Деймоном были профессионалами в умении заставить говорить.
Росси внимательно смотрел на каждого присутствующего. Особенно его увлекала Нейва. Бледнеет, оседает, прямо таки демонстрирует все эмоции, даже открывать не надо, книга сама распахнулась и любезно перелистывает страницы. Значит, волнуется. Значит, с мальчишкой не все чисто. Но глава упрямится, побаивается так быстро сменить одного покровителя на другого. Нет, его прекрасно можно понять, Данте лишь удивлен, что в этом дряхлеющем человеке еще осталась смекалка, и он в состоянии продумывать свои ходы. Интересно, а его внук обладает хотя бы десятой доли этой лисьей хитрости? Или хотя бы малой порцией силы своего истинного отца? Сведения, доходившие до него были слишком размыты. Мальчишка вспыльчив, упрям и увлекается совсем не подобающими для будущего босса вещами. Одним словом, никудышный вышел бы преемник. Клан Коста медленно бы исчез с лица земли при его правлении, а, значит, избавление этой семьи от долгой и мучительной кончины тоже можно приписать в заслуги. Они и так уже подрастеряли все свое влияние, к чему ожидать совсем унизительного существования?..
Дослушав Главу, Данте-Джотто первым делом посмотрел на девушку, подбадривающе ей улыбнувшись. Ну как же, бедная мать так волнуется о своем ребенке! Он просто обязан ее пожалеть.
- Все будет хорошо, госпожа Нейва, мы здесь именно потому, что хотим помочь вашей семье.
И только после повернулся к Леонардо, словно задумчиво смотря в его глаза, чуть склонив голову набок. Всем своим видом он так и просил покаяться и сказать все, как на духу. Вонгола Примо ведь всегда был там, где люди нуждались в помощи. Глава Коста знал это и просто обязан был клюнуть на приманку. Ему ведь предлагали не просто помощь, ему протягивали руку в знак дружбы, а это означает, что он может расчитывать на то, чтобы вернуться в круг сильнейших.
- Поймите правильно, господин Коста, я бы не хотел, чтобы кто-то пострадал. Ваш внук и правда совсем юн, ему и не стоит вмешиваться в такие дела. Но, к сожалению, как все мы знаем, порой судьба не спрашивает, чего нам хотелось бы. И кто-то все же ополчился на ребенка. Мы пока еще не смогли все выяснить, но если бы мы работали вместе... - Данте-Джотто на пару мгновений замолчал, давая Леонардо осмыслить и проникнуться заветными словами о совместной работе, почти сразу продолжая дальше. - Мне очень жаль, что именно ваша семья попала в столь нелегкое положение. Но мы можем все решить миром, можем все предотвратить до того, как прольется никому не нужная кровь. Мы пришли не только предложить вам помощь, но и просить откликнуться и пойти нам навстречу. Я... я правда не хочу, чтобы столь милый юноша пострадал из-за того, в чем даже не участвует...
Речь была рассчитана на обоих - главу и его дочь. Первый должен зацепиться за слова о союзе, в котором им предлагают быть равными. Вторая должна проникнуться добротой и широкой душой Джотто, который готов просто так помочь и спасти ее любимого мальчика. Может быть, хоть кто-то из них перестанет так откровенно врать?
Послушный и тихий мальчик? Двухдневная охота? Понятия не имеют, кто может желать ему смерти? За столь непродолжительное время было сказано столько лжи, что Данте уже хотелось брезгливо поморщиться. Но... ему оставалось только сидеть и смотреть этими щенячьими глазами на Леонардо.
Хвала богам или кому там, что это только пока. И совсем скоро уже можно будет прекратить это маленькое забавное представление...

+1

13

Впору было аплодировать: театр удавался на славу, и стоило признать, что Данте-Джотто был здесь одним из самых талантливых актеров. Даже Спейд, привыкший искать подвох во всех и во всем, отбросил бы сомнения в искренности слов Примо… Если бы конечно не накладывал иллюзию собственноручно не далее чем полчаса назад.
Джотто умел так – будучи одним из сильнейших мира сего, выставить себя мальчишкой, доверчивым и неопытным. Те, кто поглупее – распушали хвост, те кто попроворнее – стремились урвать, остальные – проникались честностью и добротой.
Да, пожалуй, Джотто куда лучше других умел играть на чувствах людей…
Деймон мотнул головой, гоня прочь ненужные мысли.
Полюбоваться на Джотто у него еще будет время. Хотя и немного. На крайний случай снова «нарядит» Данте – раз у того так неплохо получается. Главное, не смотреть долго в глаза, в которых нет-нет, да и мелькнет холодное презрение.
Леонардо играл куда хуже, но надо было отдать ему должное – старик пыхтел, но старался и держал себя в руках. Впрочем, Спейд сразу отнес его к тем, кто попроворнее  – Леонардо определенно пытался извлечь как можно большую выгоду. Успеть и там и там. Вот же лис!
А вот милая госпожа Нейва свою роль прекрасной апсары не тянула. Все эти восклицания и молящие взгляды – все это было до скрежета зубовного искренне. Жаль, старик не дал договорить уважаемой сеньоре – дело бы значительно упростилось.
Может, вывести ее, дабы поговорить наедине? Рассказать страшную историю, чтобы милой хозяйке дома стало душно - и под ручки на воздух. Без старика-то она небось резвее заговорит…
Нет - в очередной раз осознал Деймон - женщинам не место в политике, и у корма власти, пусть даже они и думают иначе.
Что ж, пора было включаться в спектакль. Данте рассказал слушателям, как можно уладить дело по-хорошему. Спейд расскажет, что будет в случае отказа.
- Примо, самое лучшее место для охоты – лес у подножья Пеллигрино. Полагаю, юноша должен быть сейчас там? – Спейд кинул взгляд на Леонардо, но ответа дожидаться не стал. - Это недалеко. Я могу послать людей не медля, чтобы обеспечить молодому человеку необходимую защиту и предотвратить непредвиденные случайности.
Теперь они однозначно дали понять, что если уважаемое семейство Коста откажется идти на компромисс, то с их мнением перестанут считаться и вовсе. В отличие от Джотто, внешний советник Алауди не переносил долгих переговоров, предпочитая решать вопросы одним махом - демонстрацией силы. Они бы с Риккардо нашли общий язык.
Конечно, ни в каком лесу они мальчишку не сыщут, и старик это прекрасно понимает. А значит, ему сейчас нужно решить однозначно: или он говорит правду, и неформально встает под стяг «Джотто», или же продолжает лгать, и значит, дело не чисто. Нет у него никакой выгоды ссориться с Вонголой!
Но зачем он все-таки прячет мальчишку?
Эх, Примо бы сюда, с его интуицией. Или Риккардо.
Старик прервал размышления иллюзиониста тяжелым вздохом, словно на него навалилась вся тяжесть мира. Взгляд однако, отнюдь не был наполнен размышлениями о вечном и скорбью о сиюминутном. Взгляд был цепкий и оценивающий. И недоверчивый.
- Постойте! Молодые люди, Ваша забота о нашей семье и Ваше желание предотвратить беду не могут оставить меня равнодушным. Но вы так внезапно появились среди ночи, да еще с плохими вестями… - старик снова вздохнул и тяжело перевалился в кресле. - Поверьте – все это очень тяжело принять. И мне очень не легко будет втягивать в это все моего мальчика. В чем он провинился?.. Откуда у Вас такие сведения?
Похоже, старик изо всех сил пытался показать, что беспокоится за своего мальчика. Но выходило как-то не очень. То ли с непривычки, то ли нездоровый блеск глаз его выдавал.
А может и правда, мальчишка в чем-то провинился, помимо того, что родился лет семнадцать тому назад? Недаром же дон Коста так настойчиво не желает говорить, где он. Боится, что благодетели разочаруются в тихом и послушном ребенке?
Данте почти открыл рот: видимо, заверить, что мальчик ни в чем не виноват, и что сведения непременно достоверные - с большой и вычурной печатью Вонголы на титульном листе. Спейд поспешил вмешаться. Тем более у него было объяснение куда более изящное, и отчасти даже правдивое. Подслушанный разговор между внешним советником и его бывшим хозяином, немного фантазии и правильно расставленные акценты…
- Простите, Примо. Я снова буду вынужден Вас перебить. Думаю, Вам всем известен синьор Каваллоне? – Спейд сделал короткую паузу, словно позволяя слушателям взвесить свои слова и оценить, стоят ли они доверия. – Молодой синьор Коста, как выяснилось, также весьма дружен с ним.
Дружен, как же. Насколько было известно Спейду из чужого разговора – Каваллоне с завидным упорством вытаскивал парня из неприятностей, в которые тот с не менее завидным упорством лез. И судя по всему благодарности за это первый не получал совсем.
- Так вот именно синьор Каваллоне поведал мне, что молодого наследника дома Коста пытались убить и убийцы - увы! - принадлежали семье Вонгола! Как хранителя семьи, а также как стража порядка в городе, это факт касается меня напрямую, и именно поэтому я был вынужден настоять на столь позднем визите и продолжаю настаивать на Вашей лояльности, синьор Коста.
Спейд рассказывал бесстрастно, глядя прямо перед собой. Но отчего-то он прекрасно мог представить себе, с каким ужасом смотрит на него хозяйка этого дома.

+2

14

Нейва всегда была послушной. Они никогда не перечила. И всегда выполняла любое пожелание своего отца, своей семьи, даже своего сына. Она бы никогда и не осмелилась пойти против воли своего Главы, даже если бы от этого зависела ее собственная жизнь. Но речь шла не о ней. Кто-то угрожал ее сыну. Ей не было причин не доверять Примо Вонголе, его слава шла впереди него. Снисходительный, открытый, предпочитающий решить миром любой вопрос, заботящийся о благе не только своей семьи, но и всей Сицилии. Зачем ему было врать о ее сыне? Все знают, что Примо не желает чужих смертей, что до последнего старается избежать подобного. Значит, все и правда настолько серьезно. Значит, кто-то действительно посчитал, что ее Неро, ее мальчик, может быть опасен.
Нейва порывисто отвернулась и сжала пальцы в кулаки так, что они побелели. Материнское сердце может выдержать многое, оно бездонное и полно всепрощения и понимания. Но порой, когда не остается ничего иного, оно может толкнуть на самые смелые и решительные поступки. Может затмить собой все остальное, желая только одного - спасения и долгой счастливой жизни своему ребенку. И прямо сейчас, впервые за свою жизнь, Нейва готова ослушаться. Она почти не слышит своего отца, он так и будет дальше прикрываться, даже не думая о том, что его внук сейчас на улцие, в смертельной опасности! И никто им не поможет, если они не сообщат об этом Вонголе. Никто...
- Он сбежал! - Нейва почти выкрикивает это, пугаясь собственных слов. Но даже если ей не сносить головы, она сделает все, чтобы Примо Вонгола помог ее ребенку. Если уж он не нужен своему Главе, так пусть о нем позаботится такой человек, как Джотто. Он не оставит его. Он вернет ребенка в семью, в объятия своей матери.
- Я повздорила с ним, и он бежал, - Нейва продолжает, развернувшись к Примо и его Хранителю. Ее отец багровеет и что-то еще пытается возразить, проклинает и приказывает выметаться вон. Но вместо этого Нейва подается вперед, опускается на колени перед Вонголой и хватает его за ладони, заглядывая в теплые, задумчивые глаза. - Он еще совсем ребенок, убежал, чтобы лишнего не сказать. Найдите его, прошу вас, он даже не представляет, в какой находится опасности!
Нейва видит спасение в Примо. Видит спасение в сеньоре Алауди. Переводит взгляд на него, смотрит в стальные глаза. Она знает, несмотря на свой отстраненный вид, этот человек лучший в своем деле. Он охраняет их порой, он защищает каждого. И он точно найдет Неро. Быстрее всех остальных. Быстрее, чем это смог бы сделать отец...

+1

15

Для Данте оставалось загадкой, как же эта семья в свое время могла иметь вес. За какие такие заслуги к ее мнению прислушивались? Сейчас от былой славы не осталось и тени. Первые лица семьи Коста были настолько глупы и эмоциональны, что недолгое общение с ними вызывало лишь одно. Головную боль. Впору было завидовать сеньору Спейду. С этим лицом он мог быть хотя бы равнодушным. Данте же приходилось мягко улыбаться и все еще делать вид, что ему дорога и небезразлична жизнь юного наследника. Как жаль, что все так затянулось. Росси планировал успеть подать вечерний чай своему господину. Но, видимо, не судьба...
Слова Деймона все же возымели эффект. Стоило упомянуть про Каваллоне, как кроткий агнец в лице Нейвы вдруг заговорил. Да еще как! Любо-дорого посмотреть. Будто и не слышит, как гневается ее отец. Видит своими наивными глазами лишь двух спасителей, что вот прямо сейчас вернут ей драгоценного, пусть и бесполезного сына. Матеря... Данте всегда удивлялся этой привязанности к особо бестолковым отпрыскам. Ладно бы мальчик славился умом и талантами, это можно было понять. Но все, что он слышал, вызывало исключительно удивление. Насколько же семья Коста умудрилась испортить кровь сеньора Рикардо? Как хорошо, что тому не пришлось видеть и слышать этот позор. Позор, что сегодня будет похоронен и забыт.
Итак, хозяйка дома выдает всю семью. Так театрально падает на колени и хватается за ладони, будто всю жизнь блистала в театрах. Данте в который раз хочется поморщиться и отцепить ее холодные пальцы от своих. Но вместо этого он накрывает ее ладонь своей, заглядывая в несчастные, но решительные глаза. И улыбается теперь совсем не как Джотто. В его изогнутых губах сквозит насмешка. Хотя вряд ли убитая горем мать действительно это заметит. Как и перепуганный Глава, что сейчас что-то мямлит про честь семьи. Он извиняется за то, что не раскрыл всей правды, просит понять и встать в его положение. Но Данте уже не слушает этого мужчины. Ему больше не нужно прислушиваться к чужой болтовне. Все, что нужно, уже было сказано.
- Как жаль... Как жаль, что ваш сын не здесь, сеньора Нейва, - с искренним сочувствием отзывается, переводя взгляд на Деймона. Да, ему правда жаль, что малыша Неро нет в доме. Досадно, что такой простой план трещит по швам из-за одного-единственного взбалмошного ребенка. Но это ничего. Такому, как Коста-младший, не выжить в одиночестве. Либо сгинет сам, либо они смогут найти ему более достойное применение. Не получается стереть, обрати на свою сторону. Очень простой и действенный способ.
- Но вы не волнуйтесь. Мы обязательно его найдем. Даю вам слово, - о, Данте не приходится врать. Он отыщет этого мальца, чего бы ему не стоило. А сейчас  уже не хочется более тратить время на все это представление. А потому он внимательно смотрит на Спейда. Тому лишь нужно кивнуть, и этот дом погрузится в короткий хаос. Первыми умрут те, кто находится в этой комнате. Кроме Нейвы, разумеется. О нет, Росси хочет, чтобы она видела конец своей семьи. Хочет, чтобы она поняла, кто пришел за ней и ее сыном. И что теперь никто не сможет защитить Неро от родного отца и его поданных. Она должна умереть с мыслью о том, что все было напрасно. И ее позор, и некудышные попытки уберечь отродье-мула*.
Джотто-Росси вопросительно склоняет голову набок. Все же высвобождает свои руки и начинает неспешно закатывать рукава рубашки. Его маленький ритуал, который наверняка странно смотрится для Первого Вонголы. Но теперь это не так важно. Его не могут волновать подозрения овец, что предназначены для заклания.
- И я обещаю вам позаботиться о вас, сеньора Нейва, - короткий взгляд в растерянные, но все еще доверчивые глаза. Эти странные слова предназначаются для и для Спейда тоже. Чтобы в пылу, так сказать, небольшой расправы он случаем не зашиб ее первой. Это было бы нежелательно и крайне печально. Впрочем... результат будет одним. Так уж важен ли процесс?..

* В Италии незаконнорожденных детей, а так же "найденышей" называли мулами.

+3


Вы здесь » La ribellione della seconda generazione » Архив Вонголы » Первая кровь